Как наш мозг заставляет делать нас глупости

Считается, что, принимая то или иное решение, человек в любом случае стремится к тому, чтобы в результате получить для себя максимальную выгоду. Однако с точки зрения науки нам в целом свойственно поступать скорее иррационально, чем рационально. Почему мы выбираем не пользу, а удовольствие, как мозг заставляет нас делать глупости и что такое эффект резиновой руки, рассказывает психофизиолог, популяризатор науки Илья Захаров.

Прежде чем начать разговор о конкретных способах, которые мозг использует для того, чтобы нас обмануть, важно отметить, что мы принимаем решения не только в ситуации, когда сталкиваемся с ответственным выбором: заводить собаку или нет, искать новую работу или остаться на старой, переехать в другую страну или попробовать наладить жизнь в родном городе. В действительности любая информация, поступающая к нам из внешнего мира, всегда многозначна, и трактовать ее можно по-разному, единственно верного варианта нет почти никогда. Даже если мы просто смотрим на какой-то фрукт, наш мозг в этот момент решает, что перед нами — яблоко или груша?

Молекула удовольствия

Есть еще один фактор, который оказывает воздействие на процесс принятия решений и порой заставляет мозг обманывать нас. Речь идет о нейромедиаторе дофамине, выбросом которого сопровождается получение удовольствия от какого-либо действия. В результате мы порой выбираем скорее то, что гарантированно, мгновенно доставляет нам радость, а не то, что потенциально может принести пользу. Именно дофамин участвует в формировании зависимостей, причем как вредных, разрушительных для организма — вроде никотиновой, так и социально приемлемых, например, зависимости от занятий спортом.

Интересно, что этот процесс зависит и от генов: люди рождаются с разными вариантами дофаминовых рецепторов, с разной чувствительностью клеток мозга к воздействию дофамина. В том числе поэтому в одной и той же ситуации два человека могут повести себя по-разному. Считается, что именно то, как проявляется в мозге дофамин, отличает людей, которые любят рискованное поведение, от людей, которые его не любят.

Вместе с тем переоценивать роль дофамина тоже не стоит. Это просто вещество, которое участвует в работе областей мозга, ответственных за принятие решений и положительное подкрепление. Однако в целом то, как мы воспринимаем и трактуем информацию, зависит и от множества других обстоятельств.

Нарисованный стол и резиновая рука

С помощью этой теории также легко объяснить действие ряда оптических иллюзий. Мы с рождения понимаем, что живем на планете под солнцем, а солнце отбрасывает тени. Поэтому встроенная в наш мозг модель восприятия предметов подразумевает, что у них по определению должна быть тень. Нам также известно, где примерно она должна располагаться и какую форму принимать. Но если производить нехитрые манипуляции с тенями и менять их конфигурацию, можно заставить наш мозг воспринимать выпуклый объект как вогнутый и наоборот. Это один из самых распространенных примеров оптической иллюзии.

Впрочем, в наши дни активно исследуются не только оптические, но и тактильные иллюзии. Самая известная из них — так называемая иллюзия резиновой руки, посредством которой можно обмануть мозг и сделать так, чтобы он поверил в то, что у человека есть еще одна конечность.

Такой эффект достигается элементарным способом. Человека сажают за стол и ширмой отгораживают одну из его рук так, чтобы он ее не видел. С той стороны ширмы, которую участник эксперимента видит, кладут резиновую руку — ее конец лучше скрыть покрывалом, чтобы в поле зрения испытуемого оставалась только кисть. Дальше нужно просто одновременно в одном и том же месте одним и тем же способом прикасаться к руке за ширмой и к резиновой руке. Довольно быстро у человека возникнет чувство, будто резиновая рука не только испытывает тактильные ощущения, но и является частью его тела.

Мозг — плохой советчик?

Опыт с резиновой рукой свидетельствует о том, что представления о мире, которые есть у нас в голове, хрупки и часто недостоверны, так что полностью полагаться на них не стоит. Даже если ты думаешь, что отлично разбираешься в той или иной сфере. Например, американские исследователи Дэниел Канеман и Адам Тверски в ходе экспериментов доказали, что люди, профессионально занимающиеся статистикой, в обычной жизни склонны допускать глупейшие статистические ошибки.

Порезавшись, далеко не каждый врач сразу побежит обрабатывать рану и перевязывать ее стерильным бинтом — он может зажать ее тем, что попадется под руку, потому что это первый способ решить проблему, который приходит в голову. Да и в случае взаимодействия с финансами мы часто попадаем впросак вполне закономерно: наш мозг не приспособлен к тому, чтобы оперировать большими числами и высчитывать возможный доход. Между сиюминутной выгодой, которая выражается в том, чтобы просто сохранить деньги, и выгодой потенциальной он скорее выберет первую, порой лишая нас возможности получить реальную прибыль.

Читайте также:  Есть ли мозг у улитки

Полностью, во всём полагаться на интуицию — идея, мягко говоря, плохая. Всегда нужно себя перепроверять, ведь, обрабатывая информацию, мы стремимся в итоге сделать то, что верно не в перспективе, а в условиях ограниченного времени, то есть здесь и сейчас. Наши поступки становятся результатом не скрупулезного обдумывания, а в первую очередь автоматических реакций, которые мы унаследовали в ходе эволюции и которыми не можем управлять. В конце концов, мы существа, созданные не для того, чтобы раз за разом принимать верные решения, а для того, чтобы выживать в конкретных условиях.

Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости

Иллюстрации Николая Кукушкина

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

В октябре 1945 года служивший в Японии американец Чарли Сваарт внезапно почувствовал себя пьяным, хотя несколько дней не прикасался к алкоголю 1 . После того как он выспался, опьянение прошло, но через некоторое время вернулось опять. Чарли уверял коллег и друзей, что вообще не пьет, но он постоянно был как будто слегка навеселе, так что окружающим было трудно ему поверить. Доктора, к которым Чарли обращался за помощью, разводили руками: в образцах крови и выдыхаемом воздухе в самом деле присутствовал этиловый спирт, но откуда он появляется в организме Чарли, оставалось неизвестным.

Только через двадцать лет вынужденного пьянства Чарли удалось выяснить, что в истории медицины был еще один такой же случай. Японский бизнесмен так же, как и Чарли, внезапно и без видимых причин становился пьяным. Но в его случае докторам удалось докопаться до причины: оказалось, что в кишечнике жертвы алкоголизма жили грибы Candida albicans. Вообще-то они живут на слизистых оболочках большинства людей и, как правило, не причиняют никакого вреда, но японцу повезло заполучить редкий штамм: его грибы перерабатывали любые углеводы, поступающие с пищей, в этиловый спирт и выделяли его в кишечник, где он усваивался так же, как при обычном приеме алкоголя.

Прочитав об этом пациенте, Чарли сразу же отправился к врачу и попросил прописать ему курс противогрибковых препаратов. Американские лекарства ему не помогли, так что пришлось еще и возвращаться в Японию и просить местных врачей вылечить его теми же препаратами, которые уничтожили эту инфекцию у его предшественника. И действительно, когда грибы были убиты, Чарли наконец-то смог почувствовать себя трезвым – впервые за долгие годы.

История Чарли Сваарта может показаться уникальной, но на самом деле мы все примерно в таком же положении, как и он. Да, у большинства из нас нет паразитов, химически влияющих на наше поведение (хотя вообще-то в природе такие случаи широко распространены: токсоплазма делает мышей бесстрашными, червь-волосатик заставляет кузнечиков топиться, а ланцетовидные двуустки вызывают у зараженных муравьев непреодолимое желание ползти по травинкам вверх 2 ). Но паразиты и не нужны. Мы сами отлично справляемся с этой задачей.

Любые наркотики, придуманные человеком, работают по одному и тому же принципу: они конкурируют с теми психоактивными веществами, которые головной мозг все время вырабатывает совершенно самостоятельно. Марихуана действует на рецепторы, предназначенные для восприятия эндогенных каннабиноидов. Никотин конкурирует с ацетилхолином в нашем мозге. Героин подавляет синтез эндорфинов, которые вполне успешно снимают боль и делают нас счастливыми, пока нет наркотической зависимости. Именно поэтому фраза “Спасибо, мне своей дури хватает” – это наиболее биологически грамотный отказ от предложения напиться или там уколоться. Ее действительно хватает, пока мозг не успел привыкнуть ко внешним подачкам.

Но это еще не самое интересное. Нет ничего удивительного в том, что вещества, синтезирующиеся в головном мозге, влияют на настроение: вроде бы мозг для того и нужен, чтобы формировать наши эмоции, наше сознание, нашу личность. Но вообще-то он предназначен не только для этого. Думаем мы несколькими сантиметрами коры, а остальные полтора килограмма нервной ткани непрерывно обрабатывают невербальную информацию – и не только поступающую из внешней среды (это мы хоть как-то осознаем), но и поступающую от тела (и это практически полностью проходит мимо сознания). И выясняется, что на работу мозга и в том числе на наше настроение существенно влияют и те вещества, которые циркулируют в крови, будучи синтезированными где-то на окраинах тела: в яичниках, надпочечниках и других железах внутренней секреции.

Читайте также:  Чем мозг женщины отличается от мозга мужчины

Любые гормоны первоначально возникают в эволюции для того, чтобы контролировать состояние внутренних органов и управлять сугубо физиологическими реакциями. Но если оказывается, что в ответ на изменение уровня гормона имеет смысл скорректировать и поведение – если это выгодно, то есть повышает шансы выжить или вырастить потомство, – то гены, обеспечивающие такие реакции, тоже распространяются в популяции. В результате мы тащим это темное наследие долгой биологической эволюции в нашу современную жизнь.

Мы смотрим на мир через призму тысяч химических соединений, контролирующих наше мышление, поведение, вкусы. Для биолога “захлестнули эмоции” – почти научный термин.

Гормоны стресса не только тормозят пищеварение и улучшают кровоснабжение мышц, чтобы нам было проще драться или убегать, но и вызывают желание совершать эти действия, вполне бессмысленные при современных социальных стрессах типа выговора от начальника. Прогестерон, предотвращающий сокращения матки, не только обеспечивает возможность выносить ребенка, но еще и снижает тревожность женщины, чтобы предохранить развивающийся эмбрион от вредных для него стрессорных гормонов. Мы расплачиваемся за это заметным повышением тревожности в тот момент, когда уровень прогестерона резко падает в связи с родами, абортом или менструацией. Активность синтеза целого ряда гормонов зависит от количества солнечного света, поступающего на сетчатку, – это очень полезно, чтобы снижать активность осенью и приступать к размножению весной, но современному человеку вроде бы уже совершенно незачем превращаться в унылую мумию в ноябре и влюбляться в кого попало в марте. Тем не менее мы все склонны так поступать – кто-то в большей степени, кто-то в меньшей.

Замечательный человеческий мозг – это продукт биологической эволюции, не более чем удачная надстройка над мозгом обезьяны, мозгом примитивного древнего насекомоядного млекопитающего, мозгом древней амфибии, мозгом рыбы и так далее вглубь веков. А эволюция никогда не достигает совершенства. Чтобы выжить и оставить потомство, не нужно быть лучше всех: достаточно быть немножко лучше соседа по саванне. В результате естественный отбор постоянно руководствуется принципом “работает – не трогай” – ведь, чтобы что-то принципиально улучшить, надо сначала отступиться от достигнутых успехов, а этот этап чреват катастрофическим снижением приспособленности, и поэтому пережить его обычно не удается.

Это хорошо заметно в нашей анатомии. Самый простой пример – наша дурацкая инвертированная сетчатка. В отличие от осьминогов (чье зрение развивалось независимо от нашего) у людей нервные волокна, передающие сигнал в мозг, проходят поверх светочувствительных клеток, мешая им эффективно улавливать фотоны. Мало того, потом все нервные волокна собираются в единый зрительный нерв, который должен уйти из глаза к мозгу – и он делает это, проходя насквозь через сетчатку и формируя на ней слепое пятно. То есть практически в середине сетчатки каждого глаза есть зона, вообще не способная что-то видеть. В повседневной жизни мы этого не замечаем, потому что существует ряд компенсаторных приспособлений. Во-первых, глазное яблоко постоянно совершает мелкие движения – саккады, и расположение невидимой зоны меняется так быстро, что мы не успеваем обратить на нее внимание. Во-вторых, у нас все-таки два глаза, и то, чего не видит один глаз, воспринимается вторым. Тем не менее убедиться в существовании слепого пятна очень просто.

— Наш замечательный человеческий мозг не более чем удачная надстройка над мозгом обезьяны, — считает исследовательница. — И в наследство от хвостатых предков (а им — от амфибий и рыб) нам достался весьма несовершенный биологический аппарат.

В своей книге Ася описала, как конструктивные недостатки мозга мешают нам жить хорошо и счастливо.

ВСТАТЬ ИЗ-ЗА СТОЛА С ЛЕГКИМ ЧУВСТВОМ ГОЛОДА.

Обжорство, а вовсе не голод является сейчас главной проблемой человечества. Недоедает примерно миллиард жителей на планете, а от лишнего веса страдает полтора миллиарда!

Почему мы переедаем и вовремя не можем остановиться за столом? Оказывается, проблема в том, что чувство насыщения управляется не нервными, а гормональными сигналами. Передача информации по нервному волокну занимает сотые доли секунды. Поэтому о том, что вы попали молотком по пальцам, а не по шляпке гвоздя, вы узнаете моментально. В случае с едой природа решила, что не стоит заморачиваться с созданием быстрой сигнальной системы — ведь миллионы лет нашим предкам не нужно было следить за фигурой.

Читайте также:  Расширение субарахноидальных пространств головного мозга у взрослых

Вот у нас и действует старый, допотопный механизм передачи информации с помощью химических веществ. Он требует много времени: пока в клетки поступит сигнал, пока они запустят синтез соответствующего гормона, пока наберется его достаточная концентрация в крови, пока мозг отреагирует. В общем, пока идет сигнал, вы продолжаете набивать желудок вкусняшками, а потом вдруг с ужасом обнаруживаете, что уничтожили весь холодильник.

Как же быть? Делайте паузы во время еды. Сплетничайте, рассказывайте анекдоты, поиграйте с котом, найдите возможность, чтобы позвонить друзьям и родителям. Всячески тяните время, и потом минут через 20 вы обнаружите, что легкого перекуса вполне хватило, чтобы почувствовать себя сытым и довольным.

МИФ О МУЖЧИНАХ-КОБЕЛЯХ

Все мужики — сволочи, уверена прекрасная половина человечества. И даже в среде ученых была популярна теория так называемого энергетического вклада в потомство. Мол, самцы заинтересованы в том, чтобы оплодотворить как можно больше самок, поэтому на генетическом уровне запрограммированы бегать за каждой юбкой. А миссия самки заключается в том, чтобы зачать детеныша от самца с самыми лучшими генами, поэтому ей невыгодно изменять своему избраннику.

Мужчины, может быть, и слушали эти сказки Венского леса, если бы не острая необходимость спиливать рога, которыми их награждают благоверные. Доказано: самки тоже не стремятся к верности. Есть статистика в части экспертиз по установлению отцовства. В 30 процентах случаев женщины требовали выплачивать алименты мужчин, которые не являлись отцами ребенка.

Механизм женской измены таков: самка, безусловно, подсознательно мечтает родить ребенка от чемпиона и лауреата всего на свете. Но ведь забеременеть мало. Необходимо, чтобы папаша помог вырастить ребенка. Голубоглазых двухметровых блондинов на всех не хватает, поэтому самкам зачастую приходится выходить замуж отнюдь не за принца на белом коне. Но ведь в этом случае всегда есть возможность неофициально зачать ребенка от доминирующего самца и получить-таки потомство с наилучшими генами. Исследователи доказали, что замужние дамы выбирают в любовники мужчин, которые обладают более выдающимися достоинствами, нежели их мужья.

Фото: Анна ЛАТУХОВА

ВЫ ЗВЕРИ, ГОСПОДА!

Физиологи призывают: не обольщайтесь по поводу мира, в котором мы живем. Исторические промежутки времени, когда люди не убивают и не мучают друг друга, довольно незначительны. Потому что в глубине души мы — животные и разбудить в нас первобытные инстинкты очень легко.

К сожалению, культурный слой в нашей подкорке еще очень тонкий. Обезьяна, сидящая внутри нас, с радостью подчиняется инстинктам стаи, подсознательно ненавидит чужаков и готова подчиниться доминирующему самцу, отказавшись от своего мнения.

КСТАТИ

Обмануть свою голову и победить депрессию

Жизнь современного человека полна стрессов. Но, оказывается, с помощью стресса можно бороться с депрессией.

— Стресс первоначально предназначен для того, чтобы помочь нам драться или бежать, — объясняет Ася Казанцева. — С точки зрения мозга, если вы куда -то бежите, то вы, наверное, удираете от тигра. Вам нужно помочь, запустив стрессорную реакцию: улучшить кровоснабжение мышц, поднять уровень сахара в крови и еще (самое главное для нашей задачи) повысить уровень эндорфинов (это гормоны счастья), чтобы, если тигр все-таки откусит вам ногу, вы не умерли от болевого шока. А если вы на самом деле просто так бегаете в парке и тигр вас не догоняет, то все эти невостребованные эндорфины расходуются на эйфорию — получается такой маленький и безопасный героиновый кайф.

Мозг выбрасывает гормон счастья, когда организм сталкивается с рукотворными стрессовыми ситуациями: допустим, вы пошли попариться в бане, нырнули в прорубь или покатались на американских горках. А еще щедрая порция эндорфина вам обеспечена, если вы решили стать донором и сдать кровь. Мозг уверен: потеря крови связана с тяжелой раной и организму нужно обезболивающее, чтобы он смог продолжить борьбу за жизнь. Так что наградой за доброе дело вам будет ощущение, что жизнь удалась.

Читайте также:
Adblock
detector