Лимбическая система головного мозга

Все люди обладают триединой системой мозга, которая включает ретикулярный (рептильный) мозг, эмоциональный (лимбический) мозг и визуальный мозг (кора головного мозга, неокортекс).триединый мозг

Эмоциональный мозг не отличает угрозы нашему телу от угрозы нашему эго. Поэтому мы начинаем защищаться, даже не разобравшись в сущности ситуации. Когда кто-то задевает наши чувства, он выделяет адреналин, стимулирует приток крови к большим мышцам, мгновенно концентрирует наши мысли для защиты от угрозы.

3. Визуальный мозг (кора головного мозга, неокортекс – левое и правое полушария).

Это рациональный разум – самая молодая структура. Возраст 1,5 – 2,5 млн. лет. Он являет собой то, что мы называем рассудком: размышления, умозаключения, способность к анализу, в нем происходят познавательные процессы и т.п. Обладает пространственным мышлением, здесь возникают визуализационные картинки, сосредоточенность на будущем, его исследование и анализ. Имеет 16 трлн. соединительных нейронов, и занимает большую часть черепной коробки. Человеческий мозг содержит около 10 в 13 степени синапсов. Синапс – это место контакта, щель между нейронами (подробнее чуть позже). Таким образом, число различных состояний, в которых он может находиться, представляет собой число 2, помноженное само на себя десять триллионов раз. Это невообразимо большое число, намного превышающее число всех электронов и протонов во Вселенной, которое меньше чем число 2, возведенное всего в степень 10 в кубе. Если попытаться записать число возможных комбинаций (вариантов связей) между его нейронами, то нули придется записывать 75 лет! Это дает невероятную гибкость мышления, колоссальные возможности видения будущего, жажду знаний.

С его помощью вы можете представить все, что захотите!

Добра и мира всем, кто зашел к нам на огонек.

С начала этого года мы говорим о счастье. Сегодня мы разберем как работает наша лимбическая система мозга, и вы поймете, почему критика Путина работает очень плохо и вызывает агрессию его стороннков.

И если эта фраза вам не понятна еще с прошлой статьи, то через 10 минут у вас вопросов не будет. И сегодня мы изучим кем мы для нашего мозга являемся. То как воспринимают себя большинство живущих людей на этой планете.

И если вы только начали читать мой блог, с этой серии статей, и что-то вам покажется странным, не удивляйтесь. Это вполне нормально, потому что вы начали с 7 части, а не с первой.

В статье про то, как научиться быть честным, я писал, что мы — это наш мозг, точно также можно сказать, что наш мозг — это наша жизнь.

Когда мы слушаем любимую музыку, нюхаем цветы, пробуем новую еду или удивляемся тому, как изумительно чувствуются пузырьки воздуха на нашей спине, когда мы садимся в горячий джакузи в холодный зимний день —

где происходит вся эта магия? Правильно, в нашем мозге.

То есть все, что происходит в нашей жизни, мы воспринимаем, ощущаем и трактуем благодаря этим полуторакилограммам желеобразной массы, состоящей из 85 миллиардов нейронов, каждый из которых имеет до 10 000 синапсов, то есть соединений с другими отдельными нейронами, которая, так уж получилось, является самой сложной системой, известной на сегодняшний день в нашей вселенной.

Нейробиолог Дэвид Иглмен из стэндфордского университета говорит, что в одном квадратном сантиметре мозговой ткани больше контактов между нейронами, чем звезд во всей вселенной.

И каким бы сложным наш мозг не был — это орган, и как любой орган нашего тела, он выполняет конкретную функцию в нашем организме.

И если функция желудка — хранить и переваривать пищу, функция легких — осуществлять газообмен, то основная функция нашего мозга — обеспечить нам выживание и продолжение рода в окружающей среде.

Другими словами, наш мозг — наш орган для выживания. И все способности нашего мозга заточены на это. От памяти, которая нам нужна для того, чтобы запомнить, где есть вода и пища, до когнитивных способностей, необходимых для того, чтобы построить себе жилье или очаровать своим чувством юмора симпатичного носителя другого мозга, чтобы потом вместе сделать нового карапуза и тем самым выжить как вид.

Существует одна определенная система нашего мозга, которая особенно важна для нашего выживания, это так называя лимбическая система. Это система, которая сканирует все вокруг нас на предмет того, насколько опасным оно для нас является. Когда вы, гуляя по лесу, увидели краем глаза черную извилистый палку и отскочили потому, что подумали, будто увидели змею — это работает ваша лимбическая система. Когда вы слышите, что доллар растет, а начальник все чаще говорит, что будут сокращения и начинаете нервничать – это ваша лимбическая система в работе.

И она работает целый день, каждый день. Постоянно следит за тем, что мы видим, слышим, чувствуем. Каждый раз, как только что-то попадет в поле нашего зрения наша лимбическая система будто спрашивает:

— Это угроза? О, какой-то звук – это угроза? О, там что-то еще – может, это угроза?

И первое, что мозг наносит на эту карту – это наше тело.

Это и то, что является причиной наших бессознательных реакций, например, когда мы уклоняемся от мяча, летящего к нашей голове, убираем руку от горячей поверхности и т.д. Это, безусловно, выгодный сервис лимбической системы, если не сказать больше.

Но как вы думаете, заканчивается ли список только телом?

Это самый интересный вопрос. Что вы думаете по этому поводу?

Ответ однозначный – конечно же, нет!

Мозг добавляет на карту и другие вещи, не связанные с телом, которые затем становятся вещами, нуждающимися в защите.

Давайте посмотрим на пару исследований, которые подтверждают это.

У доктора Джеймса Коана, директора Лаборатории аффективной неврологии в Университете Вирджинии — очень интересная работа. В рамках эксперимента он неожиданно бьет людей электрическим током.

Читайте также:  Как развивать левое полушарие мозга

В 2013 году доктор Коан провел крутой эксперимент: он пригласил участников исследования в свою лабораторию, чтобы посмотреть, что произойдет в их мозге, когда они столкнутся с надвигающейся угрозой для себя. Он вообще хотел посмотреть, как держание за руки друг друга влияет на эти процессы.

Но он обнуражил много чего еще. И то, что он обнаружил, стало неожиданностью. Эксперимент был настроен следующим образом. Участник исследования лежал в машине фМРТ, чтобы наблюдать за реакциями его мозга в режиме реального времени. Ему давался визуальный сигнал о том, что он может получить электрический удар по лодыжке в ближайший момент. Между сигналом и потенциальным шоком была короткая пауза, чтобы аппарат фМРТ мог измерять изменения в мозге в ожидании шока. Но участников не всегда били током.

Все, что действительно нужно доктору Коану — это страх, что удар может быть нанесен, и оказывается, что вы можете каждый раз заставить людей нервничать из-за страха, даже если вы действительно бьете током только в 20% случаев.

Итак, резюмируем процесс: визуальный сигнал (предупреждение, что будет удар током) — пауза — удар током или нет удара.

Затем доктор Коан немного изменил ситуацию, исследователи привели незнакомца в комнату, сняли электрод, который бьет током, с лодыжки испытуемого и подключили его к лодыжке незнакомца. Таким образом, в этом втором сценарии объект исследования, находящийся в МРТ, не имел возможности получить удар током.

Это незнакомец был в опасности. Таким образом, исследователи запустили машину МРТ и наблюдали, как новый процесс разворачивается в мозгу испытуемого.

Сигнал — пауза, для наблюдения на мозгом — удар током незнакомца.

На этот раз они обнаружили, что области, связанные с эмоциями и собой, не загорались. Странно или нет, но мозг испытуемого вообще не переживал за другого человека.

Отсюда вывод: страх и связанные с ним эмоции в общем и целом определяются как реакция, которую мы испытываем, когда существует угроза самому себе.

Удар по лодыжке незнакомца не является частью самого себя, поэтому не было большим сюрпризом увидеть, как мозг субъекта не загорается в ответ на угрозу чему-то другому, чем я.

После того, как били током незнакомцев, врачи заменили их членами семьи или близким другом исследуемого. И тогда все стало действительно интересно. Они поместили провод, который бьет током, на лодыжку человека, который был знаком с объектом исследования, и начали тот же процесс, что и раньше.

Сигнал — пауза — удар током. Так что же случилось на этот раз? На этот раз произошло нечто неожиданное.

Возможно было предположить что что мозг будет реагировать так же, как и при ударе по незнакомцу, ведь это другое тело.

Вместо этого произошло обратное. В момент перед потенциальным ударом током любимого человека мозг субъекта снова загорался, как рождественская елка.

На самом деле результаты сканирования фМРТ были настолько похожи, что когда били током объект исследования или его близкого человека, что разницы в сканах его головного мозга не было.

Это говорит о том, что в том, что касается мозга, наши близкие добавляются в этот список как определение себя. Наш мозг их считает частью себя.

Доктор Коан поделился своими наблюдениями во время TED Talk, которое он сделал в 2013 году. Ссылки на материалы:

Должны ли нас удивлять результаты эксперимента доктора Коана? Честно говоря, нет. Здравый смысл и заключается в том, что у нас есть эмоциональные реакции на потенциальные угрозы для тех, кто нам небезразличен, и, к сожалению, нет никаких эмоциональных реакций на угрозы против тех, о ком мы не паримся

Мы знали, что наш мозг — это орган выживания, который защищает нас самих.

Но до недавнего времени для нас был загадкой вопрос: почему у нас есть эмоции по отношению к другим людям? Итак, современная наука объясняет, почему у нас есть эмоциональные реакции на других людей.Потому что они становятся частью нашего чувства себя. Но как далеко заходит это явление?Привязываем ли мы только нашу семью, друзей и домашних животных к нашему чувству себя, или другие вещи тоже могут стать частью нашего чувства себя?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте обратимся к исследованию профессора бизнес-школы Тиффани Барнетт Уайт в Университете Иллинойса.

Доктору Уайту было любопытно, как люди могут реагировать на позитивные или негативные новости, связанные с брендом, который их волнует. Она обнаружила, что, когда люди имеют сильную связь с конкретным брендом, они реагируют на плохие новости об этом бренде так же, как они реагируют на личную неудачу. Другими словами, провал бренда воспринимался в их сознании как свой провал.

Кроме того, люди, лояльные к бренду, стремились сбрасывать со счетов плохие новости о бренде, что является частью того, что психология называет процессом самообмана или отрицанием. Это позволяет нам заключить, что не только других людей мозг отождествляет с нашим Я, но это могут быть и идеи.

Обратите внимание на это слово — идея.

Что такое бренд? Это идея? Это идея о функции, продукте или услуге. Но идея вот в каком смысле. Это идея о ценности бренда Apple, Google, Мерседес или Луи Витон в нашей жизни. Без Луи Витон, я бы легко сейчас выжил в этом мире, а вот без гугла не факт.

Теперь понятно, откуда ноги растут у вечных споров о том, что лучше — Айфон или Самсунг?

Бренды значат для нас нечто большее, чем просто название компании, с которой мы ведем бизнес, и если они становятся важными для нас, то сам бренд может стать частью нашего самосознания.

Читайте также:  Как алкоголь действует на головной мозг

Тем не менее, бренды — не единственные идеи, к которым мы можем привязаться. Мы мысленно привязываемся ко всему и вся. Мы привязываемся к определенной религии и делаем это частью нашего чувства себя. Мы привязываемся к политике и делаем это частью нашего чувства себя. Мы привязываемся к своему имуществу и делаем вещи, которыми мы владеем, частью нашего чувства себя.

Наша работа, наши жизненные истории, наша этническая принадлежность, наше мнение о вещах, наши симпатии и антипатии, наши домашние животные, наши друзья и, конечно же, наша семья — все это становится частью нашего чувства себя.

Все они добавляются в карту себя нашим мозгом.

Но с каждым добавленным элементом на этой карте себя работа для лимбической системы прибавляется. Ей надо отыскать угрозы всем вещам, с которыми вы позволили своему мозгу себя ассоциировать, и главное — нужно еще защитить.

Понятно, что, чем больше на нашей карте себя вещей, тем больше шансов, что в этом мире найдется что-то, что им будет угрожать. И вот мы все с разным списком, но одинаковым мозгом встречаемся в этом мире.

Теперь понятно, почему обычная критика плохо помогает переубедить людей. Если человек поставил Путина на карту себя, то любую его критику, он воспринимает как угрозу самому себе?

Теперь понятно, почему верующие часто так агрессивно защищают свою веру?

Понятно, почему фанаты футбола даже иногда дерутся за свою команду?

Если кто-то оскорбляет одного из членов вашей семьи, или друга, или вашу репутацию, или вашу работу, или ваше мнение о чем-то — ваша лимбическая система реагирует на это оскорбление, вызывая негативную эмоцию в вашем уме. И естественное желание его защитить.

Теперь понятно, почему наша жизнь становится легче с каждым годом, каждое следующее поколение живет лучше, чем их родители, но уровень стресса, самоубийств и потребления антидепрессантов растет. А у первобытных племен не было самоубийств.

Потому что с каждым годом мир становится сложнее, список того, что надо защищать увеличивается, а лимбическая система нашего мозга для этого не приспособлена. Наш мозг перестал развиваться, как только мы перестали заниматься собирательством. И, работая на пределе, он все чаще и чаще дает сбои.

Итак, сегодня мы сделали следующий шаг к тому, чтобы взять под контроль свой мозг.

Мы немного изучили себя и разобрались, кем мы являемся для нашего мозга.

Мы поняли, как работает наш мозг и что в этой области он наш самый большой враг.

Это врожденная система, данная нам для выживания в диком мире, играет с нами злую шутку, портит нам жизнь и убивает бабочек в животе.

Оглянитесь вокруг: большинство людей управляется мозгом, то есть эмоциями, этими древними инстинктами, предназначенными для выживания.

И задача нашего блога донести информацию до тех, кто хочет поставить мозг себе на службу и научиться самому управлять собой.

Да очевидный: нет в этой жизни ничего, что может испортить вам жизнь. И если вы думаете, что есть – то это в вашей голове. И это ваш выбор — отождествлять себя с этим или нет.

Вспомните Диогена, у которого ничего не было, но за которым ходили тысячи людей, чтобы его послушать. Все знают только то, что он жил в бочке, но мало кто понимает, почему память об этом бомже сохранилась больше двух тысяч лет.

И мало известно случаев, когда встречи с бомжами искали императоры, которые завоевали весь известный мир того времени, как Александр Македонский искал встречи с Диогеном, чтобы спросить, что он может для него сделать.

И по легенде, Диоген даже не встал перед великим завоевателем, а просто сказал, чтобы тот отошел, потому что он загораживает ему солнце.

Итак, самое главное — пока вы способны дышать и каждый день видеть солнце, у вас нет поводов для беспокойства. Все остальное — ерунда. Даже президент, который предлагает тебе свои услуги. Это то, что понял я в свои неполные сорок лет и пытаюсь донести до других.

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

К лимбическому отделу больших полушарий в настоящее время относят корковые зоны обонятельного анализатора (гиппокамп — gyrus hippocampi, прозрачную перегородку — septum pellucidum, поясную извилину — gyrus cinguli и др.), отчасти и вкусового анализатора (круговая борозда островка). Эти отделы коры связаны с другими медиобазальными участками височных и лобных долей, с образованиями гипоталамуса и ретикулярной формации мозгового ствола. Перечисленные образования объединяются многочисленными двусторонними связями в единый лимбико-гилоталамо-ретикулярный комплекс, который играет главную роль в регуляции всех вегетативно-висцеральных функций организма. Древнейшие отделы коры больших полушарий, которые входят в этот комплекс, по своей цитоархитектонике (трехслойный тип клеточного строения) отличаются от остальной коры, имеющей шестислойный тип строения.

  • древняя кора (палеокортекс) — гиппокамп, грушевидная извилина, пириформная, периамигдалярная кора, энторинальная область, обонятельная луковица, обонятельный тракт, обонятельный бугорок;
  • парааллокортекс — область, занимающая промежуточное положение между старой и новой корой (поясная извилина, или лимбическая доля, пресубикулум, лобно-теменная кора);
  • подкорковые образования — миндалевидный комплекс, перегородка, передние ядра таламуса, гипоталамус;
  • ретикулярная формация среднего мозга.
Читайте также:  Все о нейронных сетях

Центральными звеньями лимбической системы являются миндалевидный комплекс и гиппокамп.

Миндалина принимает афферентные импульсы от обонятельного бугорка, перегородки, пириформной коры, височного полюса, височных извилин, орбитальной коры, передней части островка, интраламинарных ядер таламуса, передней части гипоталамуса и ретикулярной формации.

Эфферентных путей два: дорсальный — через stria terminalis в передний гипоталамус и вентральный — в подкорковые образования, височную кору, островок и по полисинаптическому пути к гиппокампу.

К гиппокампу афферентные импульсы приходят из переднебазальных образований, лобно-височной коры, островка, цингулярной борозды, из перегородки через диагональную связку Брока, соединяющую ретикулярную формацию среднего мозга с гиппокампом.

Эфферентный путь от гиппокампа идет через свод к мамиллярным телам, через сосцевидно-таламический пучок (пучок Вик-д’Азира) к передним и интраламинарным ядрам таламуса, далее в средний мозг и мост мозга.

Гиппокамп тесно связан с другими анатомическими структурами, входящими в лимбическую систему, и образует вместе с ними круг Папеца [Papez J., 1937]: гиппокамп — свод — перегородка — мамиллярные тела — передние ядра таламуса — поясная извилина — гиппокамп.

Таким образом, выделяют два основных функциональных нейрональных круга лимбической системы: большой круг Папеца и малый круг, включающий амигдалярный комплекс — stria terminalis — гипоталамус.

Существует несколько классификаций лимбических структур. По анатомической классификации Н. Gastaut, Н. Lammers (1961) выделяют две части — базальную и лимбическую; по анатомо-функциональной классификации — оромедиально-базальную область, регулирующую вегетативно-висцеральные функции, поведенческие акты, связанные с пищевой функцией, половой, эмоциональной сферой, и заднюю область (задняя часть цингулярной борозды, гиппокампальная формация), принимающую участие в организации более сложных поведенческих актов, мнестических процессах. P. McLean выделяет две группы структур: ростальную (орбитальная и островковая кора, кора височного полюса, грушевидная доля), обеспечивающую сохранение жизни данному индивидууму, и каудальную (перегородка, гиппокамп, поясничная извилина), обеспечивающую сохранение вида в целом, регулирующую генеративные функции.

К. Pribram, L. Kruger (1954) выделили три подсистемы. Первая подсистема рассматривается как первичная обонятельная (обонятельная луковица и бугорок, диагональный пучок, кортико-медиальные ядра миндалины), вторая обеспечивает обонятельно-вкусовое восприятие, метаболические процессы и эмоциональные реакции (перегородка, базально-латеральные ядра миндалины, лобно-височная базальная кора) и третья участвует в эмоциональных реакциях (гиппокамп, энторинальная кора, поясная извилина). Филогенетическая классификация [Falconner M., 1965] также выделяет две части: старую, состоящую из мамиллярных структур, тесно связанных с образованиями средней линии и неокортекса, и более позднюю — височный неокортекс. Первая осуществляет вегетативно-эндокринно-соматоэмоциональные корреляции, вторая — интерпретивные функции. Согласно концепции К. Lissak, E. Grastian (1957), гиппокамп рассматривается как структура, оказывающая ингибиторные влияния на таламокортикальную систему. В то же время лимбическая система играет активирующую и моделирующую роль по отношению к ряду других мозговых систем.

Лимбическая система участвует в регуляции вегетативно-висцеро-гормональных функций, направленных на обеспечение различных форм деятельности (пищевое и сексуальное поведение, процессы сохранения вида), в регуляции систем, обеспечивающих сон и бодрствование, внимание, эмоциональную сферу, процессы памяти, осуществляя таким образом соматовегетативную интеграцию.

Поражение лимбического отдела полушарий вызывает прежде всего разнообразные расстройства вегетативно-висцеральных функций. Многие из этих нарушений центральной регуляции вегетативных функций, которые раньше относили только к патологии гипоталамической области, связаны с поражениями лимбического отдела, особенно височных долей.

Патология лимбического отдела может проявляться симптомами выпадения с вегетативной асимметрией или симптомами раздражения в виде вегетативно-висцеральных приступов, чаше височного, реже — лобного происхождения. Такие приступы обычно менее длительные, чем гипоталамические; они могут ограничиться короткими аурами (эпигастральной, кардиальной и др.) перед общим судорожным припадком.

При поражении лимбической зоны бывают фиксациональная амнезия (нарушение памяти по типу корсаковского синдрома) и псевдореминисценции (ложные воспоминания). Весьма часты эмоциональные расстройства (фобии и др.). Расстройства центральной регуляции вегетативно-висцеральных функций влечет за собой нарушение адаптации, приспособления к меняющимся условиям окружающей среды.


[1]

Мозолистое тело

В мозолистом теле (corpus callosum) — массивном образовании белого вещества — проходят комиссуральные волокна, соединяющие парные отделы полушарий. В переднем отделе этой большой спайки мозга — в колене (genu corporis callosi) — проходят связи между лобными долями, в среднем отделе — в стволе (truncus corporis callosi) — между теменными и височными долями, в заднем отеле — в утолщении (splenium corporis callosi) — между затылочными долями.

Псевдобульбарные симптомы (насильственные эмоции, рефлексы орального автоматизма) также нередки при поражениях мозолистого тела. Вместе с тем пирамидные и мозжечковые расстройства, а также нарушения кожной и глубокой чувствительности отсутствуют, так как их проекционные системы иннервации не повреждаются. Из центральных двигательных расстройств чаще наблюдаются дисфункции сфинктеров тазовых органов.

Одна из особенностей мозга человека — так называемая функциональная специализация полушарий мозга. Левое полушарие ответственно за логическое, абстрактное, мышление, правое — за конкретное, образное. От того, какое из полушарий наиболее морфологически развито и доминирует у человека, зависят его индивидуальность, особенности восприятия (художественный или мыслительный тип характера).

При поражении левого полушария резко ограничиваются речевые возможности человека, обедняется словарный запас, из него выпадают слова, обозначающие отвлеченные понятия, больной не помнит названия предметов, хотя их и узнает. Речевая активность резко снижается, но интонационный рисунок речи сохраняется. Такой больной хорошо узнает мелодии песен, может их воспроизводить. Таким образом, при нарушении функции левого полушария у больного, наряду с ухудшением словесного восприятия, сохраняются все виды образного восприятия. Нарушается способность запоминать слова, он дезориентирован в месте и времени, но подмечает детали обстановки; сохраняется наглядная конкретная ориентировка. При этом возникает отрицательный эмоциональный фон (у больного ухудшается настроение, ои пессимистичен, трудно отвлекается от печальных мыслей и жалоб и т. д.).


[2], [3]

Читайте также:
Adblock
detector