Реабилитация после операции на головном мозге

Поскольку операция на головном мозге является большой операцией, для восстановления после операции на мозге обычно требуется от 4 до 8 недель. Каким-то образом разрезы могут болеть в течение пяти дней после операции.

Что происходит, когда пациент просыпается после операции?

В большинстве случаев пациенты просыпаются самостоятельно после операции. Иногда хирург может предпочесть держать пациента спящим, давая успокоительные средства для лучшего выздоровления. Также пациент находится на аппарате ИВЛ, чтобы дышать.

В определенных случаях пациент должен обсудить со своим специалистом, что может произойти послеоперационное лечение, чтобы пациент и его семья могли принять соответствующие меры.

Пациент может чувствовать сонливость и сонливость после пробуждения, что является нормальным из-за анестезии и обезболивающих.

Отделение интенсивной терапии (ICU) Управление опухолями головного мозга

Пациент содержится в отделении интенсивной терапии (ICU) или отделении с высокой зависимостью (HDU) в течение дня или около того, в зависимости от общего состояния. В отделении интенсивной терапии или HDU пациенту предоставляется тщательный уход. Пациента отправляют в отделение интенсивной терапии для проверки прогресса, достигнутого после операции.

Поскольку операция на головном мозге является основной операцией, врач должен наблюдать через каждые 15 минуты. Врач регулярно проводит неврологические наблюдения, чтобы проверить, как пациент прогрессирует. Медсестра может попытаться задать несколько вопросов, проверяя ваши глаза, чтобы увидеть, реагируют ли ученики. Медсестра также будет регулярно проверять артериальное давление, пульс и мониторинг сердца.

Кроме того, на рану накладывается повязка, которая обычно держится пять дней. Ваш хирург удалит швы между пятью-шестью днями после операции. Иногда хирург использует швы, которые растворяются сами по себе и не нуждаются в процессе удаления.

Ну, это полностью зависит от того, какая часть мозга подвергается лечению. Иногда врач предпочитает брить конкретную область, а не всю. Сначала это может быть шоком для пациента. Однако волосы со временем вырастут. Сначала бритая голова может зудеть, и пациент должен избегать царапин возле раны.

Поскольку операция на головном мозге является сложным процессом, и пациент имеет несколько труб послеоперационного лечения. Это может быть немного тревожно на первый взгляд; Однако не у всех есть все эти трубки. Эти трубы могут включать в себя:

Кислород: Это довольно часто и дается пациенту через рот и нос для дополнительного кислорода.

капает: Пациент не может принимать обычные напитки и еду сразу после операции. Поэтому, несколько капель даны для лекарств, жидкостей и переливания крови. Эти капельницы либо прикреплены к канюле — маленькой трубке в руке, руке или длинной линии на шее, называемой центральной линией.

Мочевой катетер: Он прикреплен для проверки количества мочи, которое вырабатывает пациент. Это гарантирует, что пациент получает достаточно жидкости.

Назогастральный тубус: Трубка приклеена к носу и щеке, что помогает при болезни.

Водостоки: В зависимости от состояния раны у пациента может быть одна или несколько трубок, выходящих из раны, которые связаны с пакетами или бутылками. Это истощает лишнюю жидкость, выходящую из мозга и предотвращает накопление жидкости.

Трубка в артерию: Врач может вставить трубку в артерию, чтобы взять образцы крови и измерить кровяное давление.

Монитор внутричерепного давления (ВЧД): Эта трубка соединена с головкой для контроля давления внутри головки. Эта трубка обычно удаляется через день или около того.

У пациента может быть МРТ или КТ через два-три дня после операции. Это сканирование показывает, осталась ли опухоль или степень отека в оперированной области.

Вывод:
Пациент должен потреблять необходимое количество жидкости, чтобы избежать обезвоживания. Кроме того, пациент должен был назначить обезболивающие и стероиды, чтобы избежать дальнейших проблем. Если пациент следует инструкциям хирурга должным образом, то рана будет восстановлена ​​в течение требуемого периода времени.

Неха Джасвал — исследователь и писатель в Vaidam Health. Будучи фанатом фитнеса, она любит писать о здоровье и фитнесе.
Писатель днем, а читатель ночью, она любит расширять свои мысли, здоровье, стратегии путешествий.

Текст: Ира Кузьмичёва

Стиль: Дарья Чернышева
Фотографии: Люба Козорезова
Макияж: Софья Петрова

Я была обычным ребёнком, ходила в детский сад. Когда мне исполнилось шесть, мама заметила, что я веду себя странно. Например, использую только левую руку и не даю правую: мама хочет взять меня за неё, а я говорю, что рука в отпуске. Ещё мама рассказывала, как я ни с того ни с сего уснула на лавочке в парке, и что меня всё время тошнило. Правая сторона тела ослабела, рука повисла, нога стала подволакиваться.

Читайте также:  Кистозная трансформация эпифиза

Мы пошли к неврологу. Она по висящей руке сразу поняла, что у меня опухоль мозга. После МРТ поставили диагноз — новообразование головного мозга. Тип определили уже после операции (для этого проводят гистологическое исследование, то есть изучают поражённые ткани под микроскопом. У Полины пилоидная, или пилоцитарная, астроцитома левого зрительного тракта — доброкачественное образование. — Прим. ред.). Врачи сказали, что опухоль сильно разрослась из-за тепла, а тем летом мы почти каждый день ходили на пляж. В Таганроге никто не хотел её лечить, у нас в принципе нет нейрохирургов. Операцию взялся делать крутой врач из Москвы, он тогда был директором Бурденко (Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко. — Прим. ред.). В октябре мы с родителями поехали в Москву на операцию.

Чтобы я не боялась остаться без мамы, папа сказал, что он волшебник и превратил маму в пушинку. Я верила, что она сидит у меня
на ноге во время на операции, и поэтому была молодцом

После этого в мозге остались части опухоли, поэтому через несколько лет оперировали второй раз. Вторая операция была более сложная и долгая. Я трое суток выходила из-под наркоза. Когда врач сказал, что я пришла в себя, мама побежала в магазин и купила куклу Moxie Эйвери. Я открыла глаза, а тут кукла — восторг! Но сразу опять заснула. И так трое суток — день сурка.

Для меня болезнь — это приключение. Да и вообще не болезнь. Я люблю больницы: доктора высокие и красивые, в белых халатах ходят. Я лечилась в большой больнице, такая высокая громадина, очень красивый холл. Мне нравится атмосфера, только запах спирта немного пугает. В детстве боялась уколов в попу, а мне их часто делали.

У меня нарушена вегетативная система (вегетативная нервная система контролирует неосознанные процессы в теле человека: сердцебиение, пищеварение, потоотделение и т. д.. — Прим. ред.). Сильно потею, это очень-очень неприятно. В ортопедической обуви нужно ходить в носках, и к концу дня они насквозь мокрые. У меня всю жизнь будут мокрые ладони и вообще всё. До тринадцати лет меня мыла мама, боялась, что я упаду. Вот представьте, я подросток, а меня мама моет. Обидно. Но я молодец, стала мыться сама, когда родители постелили противоскользящие коврики и сделали специальное сиденье.

Левая часть мозга отвечает за правую сторону тела, поэтому мой правый глаз не видит и иногда может закатиться вбок. Рука почти не двигается, тазобедренный сустав перекосился. Я хожу сама — мама уговаривает ходить с тростью, чтобы было безопаснее, а мне кажется, что с палочкой я буду выглядеть как старушка. Ношу ортопедическую обувь: подошва правого ботинка на два сантиметра выше левого. Через несколько лет можно будет сделать операцию и вылечить ногу. Я этому рада. Недавно ортопед сказал, что, возможно, после двадцати пяти лет можно будет исправить перекос в суставе.

После первой операции правая рука и нога стали лучше двигаться, но после второй я училась заново ходить, были проблемы с речью, перекосило лицо (врачи Полины говорят, что в первый раз ситуация изменилась, поскольку опухоль перестала сдавливать двигательные центры мозга. — Прим. ред.). Но мы не жалуемся на врачей, наоборот, они сделали всё, что могли. Мозг непредсказуем. Сначала было очень обидно, но потом стало всё равно. Я переучилась из правши в левшу, но из-за этого очень плохо пишу. Никто не может разобрать мой почерк, даже я сама.

Я хожу сама — мама уговаривает ходить с тростью, чтобы было безопаснее, а мне кажется, что с палочкой я буду выглядеть как старушка

Я 155 сантиметров и больше не вырасту — у меня закрылись зоны роста (хрящевые участки костей, в которых происходит рост; обычно они минерализуются после полового созревания, когда рост прекращается — Прим. ред.). Из-за лучевой терапии зоны мозга, которые отвечают за половое созревание, активизировались слишком рано, и у меня двадцать килограммов лишнего веса. Нужны диета и физические нагрузки, дома стоит тренажёр-эллипс. Сегодня выходной. У кого четверг, а у кого — выходной. Я должна выполнять упражнения ЛФК, но ничего не делаю. У меня сейчас творческий кризис. Потому что недавно я провела два дня у подруги, мой режим нарушился, и я его никак не могу восстановить.

Читайте также:  За что отвечает левое полушарие головного мозга у женщин

В 2013 году мне приспичило сломать руку — правую. Если бы я сломала левую, я бы съела правую живьём — так я её ненавижу. Сломала так: радовалась рулетику. Обычный рулетик с начинкой, не знаю с какой, но вкусный. Я прыгала, от радости у меня заплелись ноги, я упала. Сломалось запястье, и теперь кисть загнулась вниз. Я всегда чувствовала свою руку: если она не работает, это не значит, что я её не чувствую. Хочу, чтобы она стала сильнее. Бутылку воды она поднимет, но с трудом — мне неприятно это делать. Если беру предметы правой рукой, то только двумя пальцами — указательным и средним — и не могу этим предметом вертеть. И мелочи рука делать не умеет, например шнурки завязывать, так что у меня вся обувь на липучках. А бывает, кладу что-то в руку, а она потом не отпускает, если сильно напряжена. Ещё мне сложно завести руки за голову, хотя одеваюсь и раздеваюсь я сама. Из головы сигнал идёт, но по пути теряется.

В школу я так и не пошла, меня оставили на домашнем обучении. Но всё равно было сложно, я много пропускала из-за лечения. Вначале даже толком не училась, радовалась, что живая. Мама делала уроки, а я переписывала. Родители думали, что мне тяжело заниматься после операции. Да и учителя, которые приходили из школы, особенно не старались, торопили, ставили сразу тройку: не поняла — и ладно.

Геометрию вообще не понимаю. Не могу представить картинку: треугольник или окружность, а в неё вписан квадрат. А мама может, поэтому делает уроки за меня или объясняет по триста раз

Сейчас я учусь по обычной программе, просто дома и на компьютере. Занятия начинаются в восемь тридцать и заканчиваются в обед. Со мной удалённо занимаются ещё две девочки из Ростова, а учитель по алгебре и геометрии живёт в Новошахтинске. Голова от сидения за компьютером не болит, наверное, потому что мне нравится. И домашнее обучение нравится. Не нужно каждое утро одеваться и куда-то топать.

Мне сложно понять, какие школьные предметы нравятся, а какие нет, потому что мама почти всё делает за меня. Она мне помогает с первого класса — это затянулось до восьмого, я его как раз окончила. Квадратное уравнение могу решить, а всё остальное — извините, я пойду. Геометрию вообще не понимаю. Не могу представить картинку: треугольник или окружность, а в неё вписан квадрат. А мама может, поэтому делает уроки за меня или объясняет по триста раз, рисует.

Реабилитация

Я встаю в семь утра, провожаю маму на работу и возвращаюсь домой. Заодно учусь переходить дорогу. Путаюсь, кому горит зелёный, кому красный, на какой свет надо идти. Поэтому чаще всего смотрю, что делают другие.

С подругами у меня проблема. Я и хочу дружить, и не знаю как — быстро устаю от общения. На друзей нужно тратить много сил, развлекать их. К тому же я выпала из общения с другими детьми в шесть лет. Да и в садике любила играть сама, может, это просто характер такой. Сейчас у меня две подружки. Недавно гуляла с одной из них и поняла, что вечер ушёл коту под хвост. Мне было скучно, мы на разных волнах. Но когда всё идёт хорошо, то это очень весело.

Одни врачи нас ругают — вот, мол, плохо рукой занимаетесь, другие, наоборот, хвалят — рука живая, двигается. Медицина не стоит на месте, всё меняется. Я делаю, что могу, и будь, что будет

Мне нельзя пить алкоголь, загорать, вообще запрещены бани, парилки, и физиопроцедуры с прогреванием. Желательно не летать самолётом, нельзя кататься на лошади и прыгать на батуте: тряска может сдвинуть маленький остаток опухоли в голове, а убирать её полностью сложно и опасно. От греха подальше лучше не буду этого делать. Ещё невролог сказала, что мне нельзя ходить на вечеринки. Я не против, мне неприятны громкие звуки, я не люблю находиться в тусовке, чувствую себя некомфортно.

Несмотря на всё это есть целый список крутых плюсов в моей ситуации. Во-первых, это дополнительные денежки для родителей. Во-вторых, я не хожу в школу. В-третьих, новые знакомства. Есть такой мальчик Тёма. Если бы не гемипарез (ослабление мышц только одной половины тела в результате повреждений мозга. — Прим. ред.), я бы с ним не встретилась никогда. Поэтому ура! У нас похожие ситуации, только он тормозит и ворчит как дед. Наконец, я получила много всяких эмоций, побывала в новых местах, например городе Чехове.

Читайте также:  Польза головного мозга человека от хождение дома босиком

Сейчас у меня нет увлечений или хобби, которые могут намекнуть на мою будущую профессию. Из меня получится хороший психолог, а может, политик. Я мечусь из одной крайности в другую, надеюсь, что к одиннадцатому классу решу, кем быть — желательно к этому моменту ещё парня встретить. Меня хвалят, говорят, я упрямая, характер сильный. Мама и папа знают, что когда мне надо, я всё сделаю. Меня не заставляют и не контролируют — за это я и люблю своих родителей. Вот Ульяна каждый день моет печку и посуду. Не могу себе представить — не жизнь, а кошмар.

В детстве я мечтала стать особенной, и моя мечта сбылась. Сначала я не понимала, почему я хромаю, почему у меня кривая рука. Со временем поняла, что у меня инвалидность. Я не расстроилась, а, наоборот, даже обрадовалась: я не такая, как все.

(925) 50 254 50

Активная реабилитация после операции, произведённой на головной мозге, является обязательной стадией выздоровления пациентов. Здесь нельзя надеется на то, что всё само пройдёт. Без помощи профессиональных реабилитологов человек может на всю жизнь остаться инвалидом.

Специфика состояния пациента после операции на головном мозге

Любая операция на головном мозге не проходит бесследно для пациента. В зависимости от сложности и специфики хирургического вмешательства могут появиться следующие последствия:

  • нарушение двигательных функций;
  • ухудшение памяти и мыслительной деятельности;
  • нарушение речи;
  • ослабление эффективности деятельности органов чувств;
  • головные боли и головокружения;
  • спазмы и судороги;
  • неадекватность поведения;
  • перепады настроения;
  • нарушение сна;
  • депрессия;
  • слабость в ногах и руках;
  • перепады артериального давления (преимущественно понижение);
  • расстройство координации;
  • проблемы с дыханием;
  • развитие воспалительных процессов;
  • нарушения в сердечно-сосудистой деятельности.

Из-за своих проблем пациент часто не может сразу адаптироваться к жизни в обществе. По этой причине ему нужна поддержка не только медиков, но психологов, социальных работников и, конечно, близких людей. Полноценная реабилитация таких пациентов должна быть направлена на работу не только с пациентом, но и с теми, кто будет заботиться о нём после прохождения реабилитационного курса.

Преимущества реабилитациив клинике МЦР

В клинике МЦР созданы все условия не только для тех, кто пережил операцию на головном мозге, но и для пациентов с неврологическими расстройствами. Здесь восстанавливают людей после инфаркта, онкологических заболеваний, удаления межпозвоночной грыжи, протезирования тазобедренного и коленного сустава. Индивидуальный подход к пациентам обеспечивается предварительными обследованиями, которые проводятся для того, чтобы точно определить целесообразность проведения конкретных реабилитационных процедур. Восстановительный комплекс включает в себя занятия ЛФК, кинезотерапией по методу Войта, электромиостимуляцией в покое, рефлексотерапией, мануальной терапией, гидрокинезотерапией. Кроме того, проводятся занятия с логопедом и психологами.

Данная клиника отличается специализацией в области восстановления нормальной деятельности нервной системы, прежде всего спинного и головного мозга. Здесь занимаются нарушениями опорно-двигательного аппарата, которые наступили по причине травмы, заболеваний, инсульта, хирургического вмешательства в органы ЦНС. В клинике МЦР восстанавливают людей, у которых нарушена походка, заторможена моторика, наблюдаются проблемы с вертикальным положением тела. Кроме того, в центре проходят курс восстановления поведенческих функций и психической сферы пациента. Реабилитация может проходить как в стационаре, так и в амбулаторных условиях.

Главным принципом реабилитации после операции на головном мозге является своевременность принимаемых мер. Чем раньше человек начнёт восстанавливать свой организм, тем больше вероятности возвращения к нормальной полноценной жизни. Начинать восстановление функций нужно сразу после выписки из стационара, где проходила операция. Ранняя реабилитация обычно продолжается на протяжении трёх-четырёх недель, в зависимости от тяжести операции и её последствий. Обычно после небольшого перерыва курс нужно повторять до полного выздоровления или максимально возможного восстановления функций.

Читайте также:
Adblock
detector