Трансплантация костного мозга истории

Шанс, которым нужно воспользоваться

Но спустя 3 месяца мне позвонили из регистра доноров костного мозга и рассказали, что я подошла пациенту и теперь могу ему помочь. Мне дали сутки на раздумья. Родные отнеслись тогда к этому предложению с опаской. Так как у нас семья далеко не медицинская, нам все это было в новинку. Но в итоге решили попробовать.

Из-за тайны донорства я не могла выяснить, для кого я сдаю кровь. Только в сам день операции мне сказали, что пациент, которому я могу помочь, это ребеночек, мальчик двух с половиной лет.

В 2015 году Ирина Аринкина из Тюмени стала донором для Ольги Драволиной из Петербурга. Тысячи километров не стали преградой для не только для сохранения жизни, но и для простой человеческой дружбы.

— Онкология коснулась близкого мне человека. В 2015 году у лучшей подруги лейкозом заболела двухлетняя дочь, — рассказывает Ирина Аринкина. — Ее долго лечили — в Тюмени, затем в Петербурге. Сделали трансплантацию от сестры-близняшки, но спустя несколько месяцев рак вернулся — произошел рецидив. Нужна была еще одна трансплантация, но тогда, в 2015 году, Национальный регистр был очень мал. Подходящего донора в нем не нашлась. Искали за границей, но времени оставалось все меньше. И тогда все близкие семьи начали призывать людей в Тюмени сдавать кровь. Первый сбор у нас был прямо на квартире у подруги. Мы сами добывали пробирки, сами связались с регистром, к нам приехала медсестра. Всего у нас было три сбора, около 300 человек вступили в регистр. Я тогда первой из всей Тюмени стала реальным донором. А после меня еще двое или трое из того нашего списка. Сбор был осенью 2015 года, а уже спустя 3 месяца мне позвонили — нашелся пациент. Совпадение было 100 процентов.

При моем согласии, нужно было приехать в Петербург, сдать дополнительные анализы. Меня встретили сотрудники регистра, с координатором мы направились в лабораторию, затем — на консультации к докторам. Они отвечали на все мои вопросы, ведь на тот момент информации о донорстве костного мозга было мало. Мне рассказали, как происходит процедура, мы определили метод забора клеток — из тазовой кости.

Сама процедура длилась недолго — минут 40. Бригада очень профессиональная — и в регистре, и в клинике имени Р.М. Горбачевой. К донору там относятся как к бриллианту, оберегают. Я буквально с закрытыми глазами доверилась специалистам тогда и с теплотой вспоминаю их до сих пор.

Неприятные ощущения от процедуры есть, но не больше, чем от рядового синяка, например. Единственное: на второй день после трансплантации я решила забраться на Исаакиевский собор — пешком. Вот тогда я отхватила неприятных ощущений, конечно. Но это был мой промах.

Познакомились мы с ней в 2017 году. Фонд AdVita проводил тогда встречу доноров и реципиентов. Мы общаемся до сих пор, ее зовут Ольга, она живет в Петербурге. При встрече с ней общий язык мы нашли сразу и проговорили несколько часов. Теперь мы постоянно созваниваемся, переписываемся. У нас много общего, схожее мировоззрение. Я считаю ее своей генетической сестрой.

У пациента меняется даже группа крови при трансплантации — становится такой же как у донора. Она — теперь часть моей жизни.

Я не считаю, что совершила какой-то геройский поступок, надеюсь, что на моем месте так поступит каждый, кто осознанно вступает в регистр. Осознанность здесь очень важна. Если ты принимаешь решение сдать кровь — то ты должен понимать, что рано или поздно какому-то человеку понадобиться твоя помощь. Это будет для него шанс на жизнь.

В 2013 году волонтер фонда AdVita Любовь Белозерова из Санкт-Петербурга помогла спасти жизнь мужчины. Спустя 4 года она стала мамой и теперь думает повторно вступить в регистр потенциальных доноров.

Я, конечно же, согласилась. Клетки могут забирать из тазобедренной кости либо из крови. В моем случае был выбран второй способ. Сама процедура была похожа на обычную сдачу крови. Из одной руки кровь у меня забирали, прогоняли через аппарат, который отделял нужные клетки, и возвращали в другую руку. Так как моим пациентом был взрослый мужчина, то проходить процедуру пришлось два раза. В первый день я чувствовала себя настолько хорошо, что хотела даже сама сесть за руль, но мне не разрешили. На второй раз после процедуры слегка закружилась голова, но мне дали отлежаться, накормили, чаем напоили…

С пациентом я не встречалась, только знаю, что трансплантация прошла успешно и все у него сейчас хорошо.

Родители, бабушки и дедушки узнали о том, что я стала донором костного мозга, уже после процедуры — заранее решила их не беспокоить. Они были очень горды, хотя и удивлялись, что такое вообще существует. А моя сестра как раз в этом месяце готовится вступить в регистр. Мои данные из базы уже удалили, но я могу сдать кровь повторно — донором костного мозга можно становиться несколько раз в жизни. Хочу попробовать — вдруг мне повезет еще раз помочь кому-то.

Историческая справка Пироговского центра: “Первые работы, посвящённые терапевтическому использованию костного мозга, были выполнены в последней декаде XIX века, независимо друг от друга Brown-Sequard, d”Arsonval, Fraser, Billings и Hamilton, которые применяли экстракт костного мозга животных для лечения больных различными видами анемий. Несмотря на положительный эффект, отмеченный всеми авторами, в течение последующих пятидесяти лет использование данной методики носило спорадический характер и не выходило за рамки клинического эксперимента до 1937 года, когда Schretzenmayr впервые произвёл парентеральное (внутримышечное) введение костного мозга, а в 1939 году Osgood выполнил первое внутривенное введение костного мозга.

Читайте также:  Абсцесс мозга что это такое

Результаты экспериментальных исследований привели клиницистов к идее использования трансплантации костного мозга при заболеваниях, связанных с поражением костного мозга (лейкозы, апластическая анемия), а также при радиационных воздействиях и проведении химиотерапии, однако основные теоретические и практические проблемы проведения трансплантации костного мозга удалось преодолеть в 60-е годы. С этого времени трансплантации костного мозга (ТКМ) является одним из методов лечения различных заболеваний крови и иммунной системы”.

Дальнейшая история трансплантации костного мозга начинается заново в 1951 году, когда Lorenz показал, что аллогенный костный мозг, полученный от животного того же вида, даёт возможность предотвратить гибель животных, у которых произошла остановка кроветворения из-за того, что они получили высокую дозу облучения. Как и многие отрасли медицины, история современной трансплантации костного мозга берёт начало с опытов на мышах, показавших, что внутривенное введение животным взвеси костного мозга защищает их от смертельной дозы облучения.

В 1957 году были предприняты первые попытки пересадки костного мозга, которые хоть и не признаны удачными, но уже они позволили установить, что внутривенное введение достаточно больших количеств специальным образом подготовленного костного мозга, безопасно.
В середине 50-х гг. Ю. Томас была сделана пересадка костного мозга после лечения острой лейкемии радиационными методами. Костный мозг для пересадки был получен от донора, которым стала сестра-близнец.

Позже появились работы, в которых показано, что при пересадке аллогенного костного мозга длительное приживление трансплантата можно обеспечить, только если у донора и реципиента есть совпадение по антигенам главного комплекса гистосовместимости (ГКГС). А вот если этого совпадения нет, развивается реакция, которую называют “трансплантат против хозяина” (РТПХ), которая часто приводит к смерти больного.

А ещё известна такая история: 15 октября 1958 года в Институте ядерных исследований в Югославии (Винче, около Белграда), случилась авария. Было облучено шесть человек, однако, не удалось установить размеры облучения. Физики были доставлены в парижскую клинику имени Кюри с симптомами острой лучевой болезни.

Один из пострадавших, получивший, по-видимому, наименьшую дозу облучения, начал быстро поправляться. А вот остальные пятеро продолжали оставаться в критическом состоянии, хотя им по нескольку раз перелили кровь. И тогда два профессора этой клиники — Жаммэ и Матэ — решились на операцию, которая до того была известна только как экспериментальная.

11 ноября 1958 года больным провели операцию по пересадке костного мозга. Донорами выступили добровольцы, которые, конечно, никакому специальному отбору и обследованию не подвергались, у них лишь определялась группа крови по системе АВО, так как о типировании тогда просто никто ещё ничего не знал.

Один больной через небольшое после операции время умер, а вот остальные – выздоровели. И в течение многих лет считалось, что именно пересадка костного мозга позволила спасти жизнь физиков. Но относительно недавно появились данные, опубликованные разными исследователями, в том числе и одним из авторов первой пересадки костного мозга, профессором Ж. Матэ. Благодаря специальным углублённым исследованиям было доказано, что пересаженный костный мозг от случайных доноров был отторгнут и выведен из организма пострадавших. С последствиями облучения они справились своими силами, разумеется, при помощи проводившегося им в клинике вспомогательного лечения.

Новейшими исследованиями показано, что доза облучения, которую получили пострадавшие физики, не была смертельной. И именно поэтому, организм пострадавших был в состоянии справиться с введением чужеродного костного мозга, отторгая его. А вот если бы доза облучения была очень велика, и кроветворная система организма была бы полностью угнетена, то костный мозг случайного (несовместимого) донора мог бы и прижиться. И тогда возникла бы, известная теперь медицине очень хорошо, ситуация “Трансплантат против хозяина”. И реципиенты могли погибнуть – не только от облучения, но и от пересадки.

Известен случай 1959 года, когда двум пациентам с острым лимфобластным лейкозом (ОЛЛ) провели операцию по пересадке костного мозга от близнецов. Предварительно было проведено облучение. На первых этапах после операции была достигнута ремиссия, но избежать последующего рецидива болезни не удалось.

Очередная, называемая в источниках, операция по пересадке костного мозга проведена в Миннеаполисе в Америке в ноябре 1968 года ребёнку с диагнозом апластическая анемия, у которого в крови было очень малое количество эритроцитов, лейкоцитов и кровяных пластинок. И эту операцию называли экспериментом – с целью достичь нормальное кроветворение у больного. Эта операция была проведена успешно, и именно от неё ведут отсчёт клинического использования аллотрансплантации костного мозга – её называют первой.

В марте 1969 года – снова успешная операция – в Сиэтле — у пациента с острым лимфобластным лейкозом (ОЛЛ).

В течение последующих нескольких лет ещё нескольким пациентам провели трансплантацию костного мозга после тотального облучения.

В 70-х гг. трансплантация костного мозга стала распространяться шире, особенно после того, как удалось добиться излечения с применениям аутотрансплантации костного мозга. И лишь в середине 80-х годов трансплантация была практически внедрена в лечебную практику и в США и в Европе, и стала широко использоваться в различных лечебных протоколах. И уже в 1991 году только в США была осуществлена процедура пересадки костного мозга более 7500 пациентам.

Читайте также:  Промежуточный мозг строение и функции

Как происходит пересадка костного мозга?
Этапы трансплантации костного мозга

При любой методике пересадки костного мозга обычно выделяют следующие этапы:

Выявление показаний и противопоказаний, принятие предварительного решения о трансплантации, определение вида трансплантации
Разработка индивидуального плана подготовки к операции и ведения конкретного больного;
Дополнительное обследование больного – с ориентацией на трансплантацию;
При аутотрансплантации: специфическая подготовка к забору собственных стволовых клеток;
При аллогенной трансплантации: поиск, подбор совместимого донора;
Взятие (забор) костного мозга, последующая обработка, хранение;
Подготовка к пересадке – проведение комплекса процедур, угнетающих и разрушающих имеющийся костный мозг – кондиционирование (иммуносупрессивная терапия);
Предупреждение и лечение возможных осложнений;
Собственно операция по пересадке костного мозга;
Ведение больного после операции, предупреждение и лечение поздних осложнений.
Выявление показаний и противопоказаний, принятие предварительного решения о трансплантации, определение вида трансплантации – эти долечебные и дооперационные действия очень важны для результата всех последующих этапов.

Когда врачи готовят решение по поводу конкретного пациента, они анализируют и принимают во внимание очень много показателей. Важно всё: сколько пациенту лет, как он себя чувствует, на какой стадии его болезнь, особенности течения болезни, как реагирует больной на то лечение, которое уже проведено. Для проведения столь сложного лечения, как пересадка костного мозга, необходимо, чтобы пациент был в своей максимально возможной для его конкретных условий “хорошей форме”. Чтобы такой анализ был аргументированным, проводится много различных тестов, характеризующих текущую ситуацию со здоровьем пациента, которые в комплексе позволяют определить, как будет происходить пересадка костного мозга, и сделать прогноз о том, как пациент перенесёт операцию.

Есть целый ряд состояний, при которых проведение трансплантации противопоказано. Перед окончательным решением вопроса об операции все эти состояния необходимо выявить или исключить.

Пересадка костного мозга может быть успешной только при условии, что разрабатывается индивидуальный план подготовки к операции и ведения конкретного больного.

Пересадкой костного мозга, как правило, занимается не отдельный врач, и даже не несколько врачей из разных больничных отделений, а формируется так называемая “трансплантационная команда”. В такую команду входят разные специалисты по пересадке именно костного мозга, у которых есть немалый опыт проведения таких операций. В команде, как правило, работают врачи разных специальностей, а также медицинские сёстры (обычно одна из них организует работу остальных специалистов). Важную роль в команде играют на разных этапах такие специалисты как физиотерапевт, диетолог, социальный работник.

Для успеха операции пересадки костного мозга нужны очень высококвалифицированные врачи, медсёстры, вспомогательный персонал, причём требуется именно медицинская команда – опытные в этой области специалисты, умеющие быстро и правильно реагировать на любые отклонения от запланированного хода лечения на любом из его этапов, для чего таких людей долго учат:

методам немедленно распознавать возможные проблемы и побочные эффекты;
способам быстрого и правильного их решения;
тем, на первый взгляд мелким, деталям при пересадке костного мозга, знание и учёт которых может оказаться очень важным для окончательного итога проводимой операции.
Именно поэтому так важен правильный выбор центра, где делают пересадку костного мозга. Причём в хорошей программе пересадки обязательно будет предусмотрено, что пациентам и членам их семей потребуется эмоциональная и психологическая помощь на этапах до и после пересадки. Программа разрабатывается на основе стандартных протоколов, но с учётом особенностей каждого больного.

Иногда жизнь не заканчивается – дарит новую

Реальные истории спасения. Материал журнала “Афиша”

Иногда мы публикуем материалы других ресурсов. Мы можем добавить картинки, внести корректировки или уточнения – не меняющие контекста и смысла. Ссылку на источник вы найдёте в конце статьи

Лейкоз, лейкемия или рак крови — это одна и та же болезнь кровеносной системы. В большинстве случаев спасти от неё может трансплантация костного мозга.

Именно костный мозг создает новые клетки крови взамен погибающим. А ещё в нем находятся стволовые клетки, которые отвечают за иммунитет. Костный мозг выглядит как обычная кровь, но расположен внутри кости.

Как сдают костный мозг

Забор костного мозга проходит в несколько этапов. Сначала донор сдает кровь на типирование и его заносят в базу. Сдать сам костный мозг приглашают, когда найден подходящий реципиент.

Материал извлекают из подвздошных костей под общим эпидуральным наркозом. Это безопасно и безболезненно, самочувствие донора восстанавливается в течение двух недель. Реципиентам пересаживают костный мозг с помощью обычной капельницы через вену.

Донором может стать любой человек в возрасте от 18 до 45 лет. В мире живут 32 миллиона доноров, в России – всего 84 тысячи. Шанс встретить человека с подходящим костным мозгом — один на 10 тысяч. Чем больше людей числятся в донорском регистре, тем больше больных лейкемией будет спасено.

Каждый год Фонд борьбы с лейкемией проводит акцию #КрасныйСентябрь, чтобы привлечь внимание к проблемам взрослых, заболевших раком крови.

Олег Милосердов, реципиент, 25 лет

Диагноз «лейкемия»

Осенью 2012 года я начал ощущать слабость, которая не проходила. В течение месяца я продолжал жить как ни в чем не бывало, заниматься спортом. Но потом по телу пошли синяки, а я оказался в предобморочном состоянии.

Читайте также:  Как мозг обогатить кислородом

После второго курса химиотерапии стало ясно, что так просто от лейкемии мне не отделаться, поэтому встал вопрос о пересадке костного мозга. Моя сестра не подошла, а спустя месяц нашли Владимира. Пересадка проходила тяжело, он плохо шел — медбрат прямо выдавливал эту бордовую густую жидкость, иначе она не капала.

Вначале все было нормально, а под конец стало очень больно. Меня скрутило, пришлось даже принять обезболивающее. Мое тело с донорским костным мозгом не подружилось. Кожа покрылась черными пятнами, появились проблемы со слизистыми — все в язвах, губы были в мясо. Еще возникли ужасные проблемы с костями — был некроз коленей.

Я продолжал жить и верить, что все получится

Было страшно: ты думаешь, что остались считанные недели и на этом все. Но я осознавал, что если сейчас расслаблюсь и не буду каждое утро брать ноутбук и работать, общаться с друзьями и родными, то необходимость в дальнейшем пребывании в этом мире постепенно уйдет. Я продолжал жить и верить, что все получится.

Владимира пришлось беспокоить два раза: спустя два месяца мне потребовалась пересадка стволовых клеток. Это аналогичная процедура, только тут материал жидкий и пересадка проходила совсем безболезненно. Они тоже сначала не приживались, но в один момент все стало нормально.

В больницу я попал спортивным человеком весом в 70 килограмм, а вышел через два года с весом 55 килограмм. На данный момент набрал только 60. Я не до конца восстановился: по-прежнему слабый иммунитет, постоянно болячки, от которых сложно избавиться. Грипп, например, смертельно опасен, а кровотечение из носа или любая ранка заживает очень долго.

Вообще, мне очень трудно принимать помощь — кажется, что я кого-то напрягаю. А здесь в спасении своей жизни пришлось задействовать многих. Моя девушка (сейчас уже жена) и родители все время были рядом. Мне казалось, что им тяжелее, чем мне, хотелось поддержать их, но, как это сделать, было непонятно.

Огромное спасибо моему донору. Владимиру пришлось отрываться от работы и семьи, ехать, сдавать всё это. Мне кажется, у человека должен быть сильный дух, чтобы просто так помочь незнакомому человеку. Он даже не знал, кто я и что из себя представляю, надо ли мне вообще помогать. И я ему буду благодарен всю жизнь. Я не знал и до сих пор не знаю, как выразить ему свою признательность, не могу ничем ему отплатить.

Мы впервые встретились с ним на Дне донора. Сначала я вышел на сцену, потом объявили его. Смотрю в зал и вижу, как он встает, выходит. Я почувствовал облегчение, потому что наконец смог его обнять и сказать спасибо.

Решившийся на это будет жить с пониманием, что спас чью-то жизнь

К сожалению, у него был свободен всего один день, но мы прогулялись по Москве, сходили на Красную площадь. Обсуждали всё на свете, рассказывали про себя. Это человек с большой буквы, у него добрые глаза, с ним хочется общаться. Классный парень! Я надеюсь, что чуть позже приглашу его с семьёй в Москву в гости.

С одной стороны, я не хочу агитировать людей становиться донорами, ведь это личное желание каждого. Но человек, решившийся на это, будет жить с пониманием, что спас чью-то жизнь.

Омутнинск, Кировская область

В 2008 году у нас в городе открылся плазма-центр и я пошел. Подумал, что если в таком маленьком городке открылся центр, значит, кровь очень нужна. Там же мне предложили пополнить регистр потенциальных доноров костного мозга.

Я не думал, что это когда-нибудь пригодится, но спустя четыре года мне позвонили. Сказали, что в Кирове один мужчина болеет лейкозом, ему нужна пересадка, а я подхожу по всем параметрам. Без всяких колебаний я согласился.

Я приехал в Киров, прошёл обследование и стал донором. Мне ничего не сказали о человеке, которому я помогаю. А через два месяца мне снова позвонили. Сообщили, что у реципиента рецидив, костный мозг не прижился, и теперь нужны стволовые клетки. Я рванул в Киров.

Забор клеток шёл всего полчаса. Тебе подключают капельницу, кровь из одной руки течет по трубке в специальный аппарат. Там она сортируется на плазму, стволовые клетки и другие необходимые элементы, а очищенная втекает в другую руку. Это было абсолютно безболезненно, потому что я находился под наркозом — кстати, первый раз в жизни.

В основном моя семья была не в курсе. Я не хотел, чтобы родные переживали и капали на мозг. Знала только жена, она спокойно к этому отнеслась. Пара знакомых сказали, что донорство костного мозга — страшно и опасно, а костный мозг берется из позвоночника

Читайте также:
Adblock
detector