Вилейанур рамачандран мозг рассказывает что делает нас людьми

Непостижимые загадки (как человек может хотеть ампутировать себе руку? почему рисунки аутичного ребенка превосходят по своему мастерству рисунки Леонардо? что такое чувство прекрасного? откуда берется в нас сострадание? как может человечество передавать культуру от поколения к поколению? что породило речь? где живет самосознание?) находят свое объяснение на уровне нейронов мозга — благодаря простым и гениальным экспериментам B. C. Рамачандрана. Он великий ученый современности, но у него еще и искрометное чувство юмора — и вот вам, пожалуйста, блестящее повествование о странном человеческом поведении и работе мозга.

Самые последние достижения науки о мозге. Где в мозге кроется то, что делает человека человеком? B. C. Рамачандран назван одним из ста самых выдающихся людей XX века.

Мозг рассказывает. Что делает нас людьми скачать fb2, epub бесплатно

Автор на основе обследований огромного числа пациентов н области неврологии доходчиво, увлекательно и остроумно объясняет загадочные неврологические и психиатрические симптомы, приходит к выводу о том, что наука о мозге способна разрешать также и классические вопросы философии. Его исследования — это последние достижения в области изучения эволюционного развития мозга.

В. С Рамачандран рассказывает о своей работе, просвещая и развлекая нас. Книга рассчитана на самый широкий круг читателей.

Автор „Анатомии страха“ — известный испанский писатель, философ и психолог Хосе Антонио Марина, лауреат многих престижных наград, в том числе Национальной премии за лучшую научно-популярную книгу. Все его работы посвящены человеку — его силе и слабостям, возможностям и месту в социуме. Страх для Марины — ключ к пониманию целого круга проблем, с которыми сталкивается личность в современном мире. Какую роль он играет в жизни человека и в истории общества? Какие виды страхов существуют? Почему одни люди более боязливы, чем другие? И наконец, как одолеть страх или тревогу, пока они не одолели нас? Марина рассматривает наиболее действенные методы борьбы со страхом и приводит ряд конкретных советов, которые позволят если не полностью победить этого извечного врага человечества, то во всяком случае успешно ему противостоять.

Трудно найти человека, который никогда не испытывал страха. Но что такое страх? Какую роль он играет в жизни отдельной личности и общества в целом? Какие виды страхов существуют? И главное, как научиться одолевать страх? На эти вопросы отвечает испанский философ и психолог Хосе Антонио Марина в оригинальной и остроумной книге, построенной на ярких житейских и литературных примерах.

Вилейанур Субраманиан Рамачандран

ISBN: 978-5-904946-35-7
Год издания: 2012
Издательство: Карьера Пресс
Язык: Русский

Лучшая рецензия на книгу

Мои рецензии часто бывают очень короткими. Это вовсе не потому, что у меня мало мыслей по поводу прочитанных книг=), просто пробегая глазами по уже написанным рецензиям я понимаю, что все важные вещи о книге кто-то уже успел рассказать до меня.
Так что я не буду описывать восторгов от книги (это не значит, что их нет=), скажу лишь, что она очень сильно отличается от книг, написанных учеными-американцами. Помимо примеров из клинической практики своих пациентов, автор на основе примеров из индийской мифологии и культуры объясняет как формировались некоторые особенности работы мозга у древнего человека, как эти особенности развились и функционируют в наши дни.
Думаю, книга будет интересна не только тем, кто больше хочет узнать о мозге, но и антропологам, а так же увлекающимся мифологией. Для меня, человека без биологического образования, многие вещи были непонятными и некоторые фрагменты книги приходилось перечитывать по несколько раз.

Читайте также:  Дисплазия мозолистого тела головного мозга у ребенка

Мои рецензии часто бывают очень короткими. Это вовсе не потому, что у меня мало мыслей по поводу прочитанных книг=), просто пробегая глазами по уже написанным рецензиям я понимаю, что все важные вещи о книге кто-то уже успел рассказать до меня.
Так что я не буду описывать восторгов от книги (это не значит, что их нет=), скажу лишь, что она очень сильно отличается от книг, написанных учеными-американцами. Помимо примеров из клинической практики своих пациентов, автор на основе примеров из индийской мифологии и культуры объясняет как формировались некоторые особенности работы мозга у древнего человека, как эти особенности развились и функционируют в наши дни.
Думаю, книга будет интересна не только тем, кто больше хочет узнать о мозге, но и антропологам, а так же увлекающимся мифологией.… Развернуть

398 страниц, твёрдый переплёт

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Таким образом, синестет видит не просто изображение цифры, но и дополнительно ее субъективный окрас. Дико, но это не фигура речи или метафора. Автор книги приводит убедительные доказательства в пользу того, что синестезия не психиатрический диагноз и не выдумка ее обладателя.

Однако самый главный конек Вилейанура Рамачандрана — зеркальные нейроны, которые как тот пострел – везде поспели: они составляют нейрофизилогический базис для социального взаимодействия и социальных навыков, обеспечили культурный прорыв у ранних гоминид и участвовали в возникновении языка, их повреждение – причина аутизма, они создают виртуальную симуляцию образа действий и мыслей другого человека и т. д. О них доктор говорит много и с большой охотой, как, впрочем, и обо всем остальном.

Предположу, что все здесь мной сказанное может навести на мысль, что данная книга слишком научная или слишком специальная. Однако это не так: стиль у Рамачандрана вполне доступный, терминологией он не злоупотребляет, а используемую поясняет. Он даже проводит экспресс-курс по структурно-функциональному устройству мозга. Проще говоря, он хочет быть услышан.

Более того, как и положено хорошему ученому, основываясь на череде фактов, доктор Рамачандран делает разного рода обобщения, как о самом мозге, так и о человеке, например:

· о пластичности даже зрелого мозга;

· о том, что между нами и приматами не просто количественные различия, как утверждают некоторые этологи, но принципиальные качественные различия, имеющие и нейрофизиологическую основу.

То ли в силу своего очень южного темперамента, то ли в силу непогрешимой убежденности, утверждения доктора Рамачандрана выглядят чересчур категоричными. Конечно, он подчеркивает гипотетичность некоторых своих заявлений, особенно в случае попытки объяснить чувство прекрасного с нейрофизиологической точки зрения, но эта осторожность теряется в общем эмоциональном восприятии написанного. А вместе с тем, с позиции сегодняшнего дня, насколько я понимаю, мы можем утверждать следующее:

· значение зеркальных нейронов, как минимум, преувеличено. При том, что даже Риццолатти, первооткрыватель зеркальных нейронов, вынужден под напором критики ослабить свои тезисы;

· зеркальные нейроны (их повреждение) не объясняют аутизм;

· до сих пор не найдены четкие эмпирические данные о нервных коррелятах субъективного опыта синестезии. Большинство опубликованных исследований на сегодняшний день показывают, по сути, что мозг синестетов функционально и структурно подобен мозгу несинестетов;

Даже теория возникновения фантомных конечностей и болей является лишь одной из конкурирующих теорий.

Впрочем, автора книги понять можно, она была написана сравнительно давно, а развитие в этой области знания весьма стремительно. Но как бы там ни было, доктор Рамачандран увлеченный ученый, и подкупает своим оптимизмом, остроумием, изобретательностью и поиском ответов на трудные вопросы.

Читайте также:  Константин шереметьев полноприводный мозг как управлять подсознанием

Опираясь на необычные и заставляющие задуматься тематические исследования, выдающийся невролог и нейропсихолог предлагает читателю совершить беспрецедентное путешествие в область эволюции уникального мозга человека. …

ПРЕДИСЛОВИЕ

Во всем разнообразии философских вопросов нет темы более интересной для всех, кто жаждет знания, чем особенности того важного ментального преимущества, которое возвышает человеческое существо над животным.

По сравнению с этими областями знаний науки о разуме — психиатрия, неврология, психология — влачили жалкое существование на протяжении долгих веков. Действительно, вплоть до последней четверти XX века невозможно было найти строгих теорий о восприятии, эмоциях, познании и умственных способностях (единственным значимым исключением было цветовое зрение). В течение большей части XX века все, что можно было предложить для объяснения поведения человека, исчерпывалось двумя теоретическими построениями — фрейдизмом и бихевиоризмом, и оба пережили в 1980-х и 1990-х значительный упадок, когда нейронаука смогла продвинуться дальше своего бронзового века. Для истории это совсем небольшое время. По сравнению с физикой и химией нейронаука все еще молодая выскочка. Но прогресс остается прогрессом, и какой это был прогресс! От генов к клеткам, от клеток к нейронным сетям, от них к процессам познания. Сегодняшняя нейронаука с ее глубиной и широтой — как бы далека она ни была от законченной Великой единой теории — отдалилась на целые световые годы от той точки, когда я начинал работу в этой области. В последнее десятилетие нейронаука стала достаточно уверенной в себе, чтобы начать предлагать идеи дисциплинам, которые обычно считались гуманитарными. Например, сейчас у нас есть нейроэкономика, нейромаркетинг, нейроархитектура, нейроархеология, нейроправоведение, нейрополитика, нейроэстетика (см. главы 4 и 8) и даже нейротеология. Некоторые из них просто нейроочковтирательство, но в целом они создают реальный и востребованный вклад во многие области.

Следующие три главы посвящены исследованию особого типа нервных клеток, который, по моему мнению, делает нас людьми. Четвертая глава знакомит с этими особыми клетками — зеркальными нейронами, которые лежат в основе нашей способности принимать чужую точку зрения и сопереживать друг другу. Зеркальные нейроны у человека достигают такого уровня сложности, который оставляет далеко позади уровень любого из низших приматов. Они являются эволюционным объяснением того факта, что мы достигли полноценного культурного развития. В пятой главе исследуется вопрос, как неполадки в системе зеркальных нейронов могут лежать в основе аутизма, расстройства развития, которое характеризуется предельным душевным одиночеством и отстранением от социума. В шестой главе исследуется вопрос о том, как зеркальные нейроны могли сыграть роль в становлении венца развития человечества — языка (говоря более технически, протоязыка, то есть языка без синтаксиса).

В седьмой и восьмой главах я перехожу к уникальному для нашего вида чувству прекрасного. Я полагаю, что существуют всеобщие эстетические законы, прорывающиеся сквозь культурные и даже видовые границы. Более того, Искусство с большой буквы, возможно, уникальное достижение человека.

В конечной главе я приступаю к самой многообещающей из всех проблем — природе самосознания, которое, без сомнения, присуще только людям. Я не претендую на разрешение этой проблемы, однако я поделюсь с вами теми захватывающими прозрениями, которые мне удалось собрать в течение многих лет, основываясь на изучении поистине значимых синдромов, занимающих сумеречную зону на стыке психиатрии и неврологии, например, случаев, когда люди покидают свое тело на какой-то срок, во время приступов видят Бога и даже отрицают свое существование. Как может кто-либо отрицать свое существование? Разве отрицание себя не подразумевает существование? Может ли он как-либо выбраться из этого геделева кошмара? Нейропсихиатрия полна таких парадоксов, очаровавших меня, когда я двадцатилетним студентом-медиком бродил по больничным коридорам. Я осознавал, что расстройства у этих пациентов, сами по себе вызывающие глубокое чувство грусти, были также настоящим кладом для проникновения внутрь удивительной, присущей только человеку способности осознавать свое существование.

Читайте также:  В ядрах черепно мозговых нервов расположены

Как и мои предыдущие книги, эта книга написана разговорным стилем для самой широкой аудитории. Достаточно определенной степени заинтересованности наукой и любопытства относительно природы человека, от читателя вовсе не требуется какого-либо предварительного формального научного образования или даже знакомства с моими предыдущими работами. Я надеюсь, что эта книга окажется поучительной и вдохновляющей для учащихся всех уровней и специальностей, для моих коллег в других областях, а также для читателей-непрофессионалов, не имеющих личной или профессиональной заинтересованности в этой теме. Таким образом, при написании этой книги я столкнулся с обычной проблемой популяризации — пройти по узкой дорожке между упрощением и научной добросовестностью. Излишняя упрощенность могла бы вызвать ярость со стороны строго настроенных коллег или, что еще хуже, вызвать у читателя ощущение, что с ним разговаривают снисходительно. С другой стороны, излишнее количество деталей может сбить с толку неспециалиста. Неподготовленный читатель ожидает увидеть перед собой побуждающий к самостоятельной мысли экскурс в незнакомый предмет под руководством специалиста, а не специальное исследование, не научный том. Я приложил все возможные усилия к тому, чтобы соблюсти нужный баланс.

Везде я находил загадки и возможности. Когда мне было восемнадцать, я прочитал сноску в одном малоизвестном медицинском справочнике, где говорилось, что если у человека с саркомой, злокачественной опухолью, поражающей мягкие ткани, вследствие инфекции развивается сильный жар, рак иногда переходит в полную ремиссию. Сокращение раковой опухоли как результат жара? Почему? Что может это объяснить и мог бы этот факт послужить основой для практического лечения рака? 1 Я был увлечен возможностями, открывавшимися такими странными, неожиданными путями, и выучил для себя важный урок: никогда не принимай очевидное за доказанное. Когда-то совершенно очевидным считалось, что четырехфунтовый камень упадет на землю в два раза быстрее, чем двухфунтовый. Так было до тех пор, пока не пришел Галилео Галилей и не потратил десять минут на выполнение простого до элегантности эксперимента, который привел к совершенно неожиданному результату и изменил историю.

Все мои сокровенные отроческие занятия отличались, как я полагаю, милым старомодным, викторианским привкусом. Викторианская эра закончилась более столетия назад (формально в 1901 году) и может показаться уж слишком далекой от нейронауки XXI века. Но я чувствую себя обязанным упомянуть мою раннюю любовь к науке XIX столетия, поскольку она оказала решающее влияние на мой стиль мышления и постановки опытов.

1 С тех пор я выяснил, что время от времени этот факт всплывал, но по неизвестным причинам так и не был включен в основные исследования по вопросам раковых заболеваний. См., например, Havas (1990), Kolmel et al. (1991) или Tang et al. (1991).

Читайте также:
Adblock
detector