Возможно ли больному шизофренией найти работу

Статья предназначена для родственников психически больных.

Психотерапия придумана изначально для того, чтобы оказывать немедикаментозную помощь людям с психическими заболеваниями. Однако в настоящее время это сильно изменилось. Гораздо чаще психотерапевтические техники сейчас используются для решения практических задач в обычной жизни здоровым людям. А вот за коррекцию расстройств психики возьмется редкий специалист. Так уж получилось, что я имею определенный опыт в работе с психиатрическими пациентами, которым и хочу поделиться в этой статье.

Мое первое знакомство с этой проблемой произошло во время учебы. Рассказ одного из своих учителей привожу практически дословно.

Шизофрения может быть компенсированной и декомпенсированной. Декомпенсация – это обострения, галлюцинации, побочные действия лекарств, нарушения общения и постепенная деградация. Компенсация – это обычная жизнь, работа, отношения, самостоятельность, ответственность. И труд. Труд над собой, над отношениями, над своей жизнью.

Мой профессиональный опыт в настоящее время привел меня к такой схеме помощи. Психиатр назначает грамотную поддерживающую терапию. Требования к ней – она должна помогать в главном – не допускать ухудшения, особенно психозов. И она не должна мешать. Так как речь идет о пожизненном приеме препаратов, медикаментозная терапия должна учитывать очень много факторов – осложнения, побочные действия, взаимную сочетаемость препаратов. Обычно мои пациенты посещают психиатра регулярно, не реже 1 раза в месяц. Иногда необходима госпитализация – для более тщательного подбора амбулаторных назначений и детального обследования.

Главная задача, задача-максимум (ведь иногда она не выполнима), которую я ставлю перед собой, как перед психотерапевтом – социализация пациента. Родственники хотят быть уверены в том, что пациент выживет самостоятельно. Это означает, что он должен уметь ухаживать за собой, зарабатывать хотя бы минимум, уметь поддерживать отношения.

К сожалению, в нашей стране очень низок уровень социальной помощи такому контингенту больных. Поэтому эту задачу приходится решать каждый раз той семье, где это случилось.

Очень мало и информации, как именно это сделать.

Мой диагноз параноидная шизофрения. Заболел я через год после окончания университета. Вот уже 10 лет я работаю в IT, сейчас моя должность — старший инженер-программист. Хочу рассказать, с какими проблемами может столкнуться человек с серьезным психическим заболеванием при построении карьеры.

Это практическая статья. В ней я почти не буду касаться моих симптомов и описывать свой опыт. Таких статей и без меня не мало, и на хабре они тоже есть. Есть целое издательство, которое специализируется на книгах о шизофреническом опыте.

Шизофрения есть у 1 из 100. Средний IQ шизофреника 90, тогда как у нормального человека он равен 100. Это говорит о том, что людей достаточно умных для инженерной работы среди шизофреников меньше. Такие люди, как Джон Нэш или Бобби Фишер (хотя это спорный вопрос, была ли шизофрения) особенно редки. Всего лишь в 25-30% случаев шизофрения не сказывается на умственных способностях. В основном они попадают под удар. Да и далеко не каждый выберет ремесло программиста своей профессией.

Программистов и шизофреников мало. На всем реддите, после долгих поисков, я насчитал человек 15. На всем Хабре наберется человек 5. В общем, не пугайтесь, вряд ли я работаю в вашей компании. Вряд ли вы вообще встретите настоящих шизофреников на рынке труда квалифицированных программистов (кроме, конечно, тех случаев, когда диагноз однозначно можно поставить по резюме).

Нас очень мало, но мы есть. И шизофрения вовсе не повод отказываться от жизни, садиться на инвалидность и сидеть в четырех стенах.

Нам, вообще говоря, не очень-то и рады. По опросу, 38% жителей России с удовольствием куда-нибудь меня сошлют и изолируют. Куда угодно, лишь бы с глаз долой. В IT, правда, публика куда более прогрессивная, чем в среднем по стране.

Не так давно скончавшийся Фредерик Фриз, PhD по психологии с шизофренией, советовал так:

Я бы добавил, что если атмосфера более или менее благоприятная, и вы женщина, то возможно к вам отнесутся просто как к человеку с хроническим заболеванием. Мужчине я бы не советовал рисковать.

Свой третий десяток я провел ревностно ненавидя психиатров, отказываясь от препаратов, зачитываясь антипсихиатрией и историями о мафии Big Pharma. Результат — три психотических эпизода, две госпитализации. Каждый раз я так или иначе был вынужден менять работу, друзьям во время эпизодов я рассылал странные зашифрованные сообщения. Много людей перестало со мной разговаривать после этого. Ничего хорошего. Лекарства надо пить.

На ум сразу приходит Терри Дэвис. Безусловно, умный и талантливый человек, который отказался от лекарств и в результате всю жизнь потратил на занятия сомнительного характера. Чтобы он мог сделать, пей он лекарства? Вряд ли бы он стал знаменитым, но был бы жив до сих пор и где-нибудь работал программистом. Другой пример, конечно, Джон Нэш, никогда не пивший лекарств. Шизофрения у него отступила, так часто бывает с возрастом. Но не стоит забывать что перед этим Джон Нэш 20 лет разговаривал с инопланетянами. И лишь чудом не оказался на улице. Мало кто может позволить себе такую роскошь.

Читайте также:  Митоксантрон применение при рассеянном склерозе

На четвертом десятке хочется спокойствия и стабильной жизни. Главными побочными эффектами антипсихотических препаратов второго поколения были гормональные нарушения, проблемы с сердечно-сосудистой системой, излишняя седация и набор веса. На рынке уже есть препараты, не давящие на сердце, не вызывающие сильного набора веса и гормональных нарушений. Правда, увы, не всем они подойдут. Попробовать стоит.

Участковые психиатры, конечно, делают свое дело. Они помогают больным получать какие-то лекарства. Они помогают оформить инвалидность. Они следят, чтобы их подопечные не оказались на улице. Но если хочется чего-то большего, то стоит обратиться к частному специалисту.

Например, врач отказывалась сменить препарат, потому что у нее была пациентка, у которой на препарате случилось обострение. Моих аргументов было много. шизофрения протекает у всех по-разному. В мире полно людей именно на этом препарате без обострений. Обострения иногда бывают и на более сильных препаратах. Не факт, что эта пациентка правильно и вовремя препарат применяла. Все они разбивались об стену.

Когда вы нанимаете психиатра, он должен действовать в ваших интересах. Ваши интересы — это не только снизить риск заболевания, но и минимизировать побочные эффекты, и вернуться к полноценной трудовой деятельности. Если нанятый доктор не действует в ваших интересах, с ним надо без всякого сожаления расставаться.

Обострения случаются. Препарат ревностно принимается изо дня в день, и все равно обострение. Самая часто применяемая техника при обострениях — поднять дозу лекарств и понаблюдать. Возможно это придется проделать самому. Возможно с врачом, которому доверяете. Ну а если подъем дозы не помог, то обострение надо купировать более серьезными медикаментами. На рынке есть препараты пролонгированного действия, применение позволяет купировать самые тяжелые приступы. Главное — вовремя среагировать.

Обострение чревато попаданием в больницу. Все этого боятся. В психиатрическую больницу попадают надолго, минимум три недели. Больница напоминает тюрьму. Что касаемо персонала: санитаров, медсестер и врачей — это, конечно, не монстры и не садисты. Но это озлобленные люди. Уставшие, выгоревшие, циничные и безразличные. Которым очень мало платят за очень стрессовую работу. Страшно еще и то, что за больничный лист со штампом заведения, в легкую могут уволить с работы. Тут надо выкручиваться. Возможно больничный не стоит брать оттуда вообще, а искать где-то на стороне.

Иногда обострение первым замечает сам больной. Иногда близкие люди. Поэтому хорошо жить с кем-то. В одном исследовании именно этот факт повышает риск восстановления. Ничего плохого не вижу, в том, чтобы съехаться с родителями на некоторое время. Это уменьшит вероятность успешной личной жизни, но положа руку на сердце, успешная личная жизнь с таким диагнозом не особо светит. У женщин все, правда, получше. На ту же роль, конечно, пойдет и супруг/супруга. Или терапевт. В общем, кто-то должен быть.

Обострения — скользкая тема. Лучше, конечно, не допускать. Без таблеток вероятность обострения около 80% в год. В любом случае, надо быть готовым паковать чемоданы и искать новую работу. Возможно что и в другом городе.

Тем не менее, я считаю психотерапию полезной. Как только кризис миновал, остается огромное количество страхов. А как я дальше буду жить? А справлюсь ли я? А вдруг еще обострение? А вот у меня дыра образовалась в резюме, что я скажу на собеседовании? За этими страхами стоят реальные проблемы. Их можно проработать с терапевтом, только не надо искать причины в детских травмах, или применять технологии НЛП, нужен просто грамотный эмоционально невовлеченный собеседник. Перед походом к терапевту, нужно сначала четко сформулировать все свои проблемы. Время там ресурс дорогой. Выбирать надо психотерапевта поумнее, не стоит ориентироваться на конкретные школы и методики, но конечно психоаналитик и НЛПист тут вряд ли подойдут.

Психотерапия часто преподносится как волшебное место, где творятся чудеса. Скорее это необязательная добавка, для повышения качества жизни. Ходить стоит, когда состояние стабилизировалось и имеются деньги, которых не так уж и жалко.

Еще один сложный вопрос. 80-90% шизофреников курят. Аллен Карр в своей книге утверждает, что сигареты создают тревогу и мешают концентрации. Исследования, я говорю здесь лишь об исследованиях проведенных на шизофрениках, показывают, что сигареты позволяют справиться с тревогой, и улучшают концентрацию внимания. Сигареты помогают при шизофрении.

Читайте также:  Последствия приступов эпилепсии

С другой стороны, вред от курения всем хорошо известен. По возможности, если позволяют финансы стоит отказаться от сигарет и перейти на другие методы получение никотина, будь то пластырь, жвачка или вейп. Совсем от него отказываться — ну, не знаю.

В психологии почему-то принято считать избегание плохой, гадкой стратегией адаптации. Наверное, когда избегание достигает размеров агорафобии, это что-то плохое. Я, например, очень легко перевозбуждаюсь и болезненно реагирую на стрессы. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пойти на поводу у избегания.

Например, в магазины хожу только в темное время суток. Есть огромный список людей, с которыми я предпочитаю не пересекаться. Один мой знакомый шизофреник, выключает цвет на компьютере, и работает за черно-белым экраном, избегая лишней стимуляции.

Большую часть вечеров я занимаюсь изучением технологий. Отчасти из-за моих страхов потерять работу и остаться не удел. Но во многом по тому, что я не знаю чем занять вечера. Так я избегаю полноценной насыщенной жизни.

Я стараюсь всеми способами отнекиваться от командировок, я испытываю сильную тревогу при путешествиях. Но в итоге я чувствую себя хорошо, и у меня нет желания как-то меняться в этих сферах жизни.

Шизофрения заставляет умерить свои амбиции. Если раньше я гнался за деньгами и интересными проектами, то сейчас я выбираю тихий и спокойный корпоративный долгострой. В этом учишься находить свои прелести. Видишь как система развивается на протяжении лет, к чему привело то или иное дизайн-решение. Имеешь возможность взять на себе большой кусок функционала и постепенно выращивать его и развивать. В общем, программирование переходит из режима убивания драконов во что-то садово-огородное.

Тяжелее всего мне перед релизами, когда что-то сломалось и надо поправить. Когда несколько человек постоянно пишут в чат и ждут от меня действий. Я быстро перегружаюсь и сильно нервничаю. Отбегаю от компьютера, курю пока не успокоюсь, возвращаюсь обратно.

В моей работе много fear-driven development’а. Быть терпимым для людей стало куда важнее чем быть правильным и правым. Я делаю все совсем не так, как советуют бывалые профессионалы.

Я плохой программист, я долго к этому привыкал. И все-таки собственное спокойствие и комфорт в конце-концов побеждают желание быть крутым парнем и все делать правильно.

Шизофрения — это не только собственная трагедия. Волей-неволей окунаешься в целое море чужого горя. Боли совершенно бессмысленной, случайной, и совсем не заслуженной. Грусть и даже порою суицидальные мысли — это нормально. К этому тоже надо спокойно относится.

Список книг, которые помогли мне восстановиться:

  1. Elyn Saks. The Center cannot hold
  2. Milt Greek. Schizophrenia: A Blueprint for recovery
  3. Kurt Snyder. Me, myself and them
  4. Ann Olson. Illuminating Schizophrenia

Автор благодарит сообщество /r/schizophrenia за теплоту и поддержку, которые он получил в самые трудные минуты.

Шизофрения и работа – насколько совместимы эти понятия? Многие люди с таким диагнозом склонны ставить на себе крест, предполагая, что шансов на трудоустройство у них нет. В то же время, если у пациента наблюдается устойчивая ремиссия, профессиональная занятость является одним из важных факторов для ее продления и укрепления общего психического здоровья. Какие виды занятости предпочтительны для людей с таким диагнозом, а от какой работы лучше отказаться – об этом подробнее.

Нежелательная профессиональная деятельность

Нервная работа людям с проблемами психического характера не подходит

Шизофрения – это сложное заболевание, дальнейшее развитие которого очень сложно спрогнозировать. Некоторые пациенты с таким диагнозом живут обычной жизнью, но со временем начинают замечать ухудшение коммуникативных навыков. Шизофрения и работа – это не взаимоисключающие понятия, но только если болезнь успешно купирована специальными препаратами.

Преимущества продолжения трудовой деятельности для пациентов с шизофренией:

  • укрепление мотивации;
  • нормализация коммуникативных навыков;
  • контроль собственного психического состояния;
  • дополнительный доход.

Кроме того, психика человека нуждается в режиме и дисциплине. Рабочая деятельность подразумевает соблюдение режима дня, что положительно сказывается на общем психическом состоянии больного.

Также следует учитывать вознаграждение, которое больной получает за профессиональную деятельность – дополнительный доход может быть потрачен по усмотрению больного, обеспечивает уверенность в собственной самостоятельности и является хорошим вознаграждением для психики.

Однако выбирая работу для больных шизофренией необходимо учитывать несколько ограничений.

  1. При таком диагнозе противопоказаны ночные смены и плавающий график. Дело в том, что при шизофрении нужен режим и крайне нежелательно сбивать биоритмы, так как это потенциально опасно ослаблением психики и развитие обострения болезни.
  2. Не следует заниматься деятельностью, подразумевающую работу в режиме вечного аврала. Со временем психика начнет уставать и может появиться более явный шизофренический дефект.
  3. Больным шизофренией полезно контактировать с другими людьми, но нежелательно работать с маленькими детьми, так как постоянный шум может стать причиной нарушения работы нервной системы, что опасно рецидивом болезни.
  4. Если у пациента был систематизированный бред, необходимо избегать работы, связанной с сюжетом этого бреда.
  5. Следует избегать работы с потенциально большим количеством стрессов и психотравмирующих ситуаций.
Читайте также:  Анекдот про супружеский долг и склероз

Так, работа в банке при шизофрении является не лучшим вариантом. Например, больной работает кассиром. У него стойкая ремиссия высокого качества, отсутствуют какие-либо интеллектуальные нарушения, человек чувствует и осознает себя полностью здоровым. Это хороший и исполнительный работник, всегда вежливый с клиентами и заслуживающий похвалы начальства. Однако в какой-то момент в банк проникает злоумышленник, начинает угрожать больному оружием и заставляет выдать крупную сумму денег из кассы. Это сильная психотравмирующая ситуация, которая оставит неизгладимый отпечаток на психике здорового человека, и при этом очень опасна для людей с шизофренией, так как может привести к быстрому развитию обострения. Причем в этом случае симптомы шизофрении могут проявиться практически сразу.

На этом примере становится понятно, какие профессии противопоказаны при шизофрении, однако также следует рассмотреть несколько законодательных нюансов. Так, людям с таким диагнозом запрещена деятельность, связанная с оружием, а также работа в условиях повышенной опасности, например, с электричеством или газовым оборудованием.

Чем же можно заняться?

Профессия архивариуса будет как нельзя кстати

Работа с диагнозом “шизофрения” подбирается с учетом рекомендаций по группе инвалидности. Так, следует рассмотреть сначала третью группу инвалидности, как самую легкую. У пациентов наблюдается устойчивая ремиссия, но возможны редкие обострения заболевания. Работа в этом случае подбирается с учетом особенностей течения болезни. Ограничения следует обсудить с лечащим врачом. Обычно больные с таким диагнозом достаточно успешно занимаются профессиональной деятельностью, исключающей сильные стрессы и переживания.

Вторая группа инвалидности предполагает большую осторожность и избирательность при выборе места работы. Больным с этой группой рекомендуется выбирать спокойные профессии, например, связанные с ручным трудом. Люди со второй группой инвалидности по шизофрении успешно трудятся на различных предприятиях при психоневрологических диспансерах.

Если же больному не присвоена инвалидность в связи с легкой формой болезни, особых ограничений в выборе места работы нет. Люди с таким диагнозом успешно справляются с должностью:

  • бухгалтера;
  • секретаря;
  • библиотекаря;
  • слесаря;
  • сапожника;
  • наборщика текстов;
  • редактора;
  • садовника;
  • флориста и т.д.

Достаточно часто люди без инвалидности успешно продолжают профессиональную деятельность, которой занимались до появления симптомов болезни. При наличии высшего образования, чаще всего нет ограничений на дальнейшую работу по полученной профессии, так как при легкой форме шизофрении интеллектуальные способности не страдают.

Работа на дому

Можно заниматься переводами или редактированием

Такое заболевание, как шизофрения, накладывает ряд ограничений на больных, но вот работа в их перечень не входит. Больные нередко выбирают работу на дому, так как чувствуют себя достаточно уверенными в общении с другими людьми. Здесь важно проконсультироваться с лечащим врачом и близкими родственниками, чтобы правильно суметь оценить свои силы.

В век цифровых технологий каждый может найти удаленную работу в интернете. Если больной обладает писательскими способностями, ему можно попробовать себя в написании статей на заказ. Многие шизофреники с филологическим образованием успешно реализуют себя в интернете, получая неплохой дополнительный доход и удовольствие от выбранной работы.

Кроме того, существует множество предложений по сборке простых конструкций на дому, например, различных полочек, деревянных коробочек или заготовок для конструктора. Среди женщин с таким диагнозом много рукодельниц, которые нередко начинают шить или вязать на заказ, получая за ручную работу неплохие гонорары.

Проблемы в трудоустройстве и юридические моменты

Берут ли с шизофренией на работу – это зависит от обстоятельств. Так, если пациент может предоставить справку о дееспособности и вменяемости, проблем с трудоустройством не возникнет. В любом случае, свои навыки и психическое здоровье придется подтвердить при прохождении медкомиссии.

Важный юридический нюанс: больной не должен скрывать свой диагноз, необходимо сразу же поставить работодателя в известность. В противном случае недосказанность может стать причиной для отказа, так как работодатель все равно узнает о заболевании.

Читайте также:
Adblock
detector