Менингоэнцефалит у новорожденных

Здравствуйте всем. Решила рассказать нашу с дочкой историю. Беременность вторая, первая дочка родилась путем кесарева сечения с весом 4540 кг, 55 см, роды прошли просто отлично, нас выписали на 6-ой день, хотя педиатр готова была выписать на третий, меня не отпускали врачи, наблюдали шов. Спустя 4 года мы с мужем решили родить второго ребенка. Беременность запланированная и очень желанная. На учет встала в 5 недель и с этого момента соблюдала все рекомендации врача, сдавала кучу анализов. Из осложнений: рубец на матке, анемия первой степени (как и в первой беременности) и низкие тромбоциты. В 28 недель беременности ставят угрозу преждевременных родов, кладут на сохранение, через две недели благополучно выписывают.
39 недель, сумка в роддом собрана. Должно быть плановое кесарево сечение. приглашение в консультацию за направлением в роддом на 21 марта. 18 марта чувствую тянущие боли внизу живота. Пулей в роддом, врач осмотрев, дает срочное направление в областную больницу (мы живем в районе, у нас не делают кесарево, областная больница — 100 км). Приехали, поступили, определили меня в палату в 8 часов вечера (пока заполняли бумажки, брали анализы и т.д.) пришла врач: может потерпите до утра? Ваша операция у нас сегодня 6-ой будет. Ну как я могу потерпеть до утра? Решили оперировать. Все прошло нормально, по стандартной схеме. Анестезиолог, который меня подбадривал, повернул мне голову и я увидела свою дочку. Мирослава сразу закричала, оценка по Апгар 8-8 балов, вес 3100, рост 51 см. Меня увезли в реанимацию. Через час принесли дочку, показали, дали поцеловать, а дальше начался ад. Утром в реанимацию пришла врач и взволнованным голосом сообщила, что ребенок в ПИТе, тк. появилась отдышка, не переживайте, мол, мамочка, бывает. Меня перевезли в палату, было очень трудно отходить, о я знала что мне нужно встать, мне нужно к дочке. Спасибо медсестре, сжалилась, отвезла меня туда на каталке. Дочка лежала с кислородной маской. Из беседы с неонатологом: ведущий синдром после рождения угнетения ЦНС, дыхательная недостаточность, санация ВДП. Мне сказали сразу: внутриутробная инфекция. Как и откуда я не понимала, ведь каждые две недели сдавала анализы, по УЗИ все было прекрасно. Дочка родилась в субботу, ее врач говорит, что как только меня выпишут, нас переведут в детскую областную больницу в отделение патологии новорожденных. Но уже в среду утром меня вызывают с документами и настаивают на срочном переводе, без меня! Свое состояние я даже не могу описать. У дочки был высочайший лейкоцитоз, нам с первого дня начали колоть меропенем… это нас и спасло. Меня оставили в роддоме. После обеда я позвонила в больницу узнать о состоянии дочки. Разговаривала со мной заведующая отделения, сказала, что ничего обещать они не могут, состояние ребенка крайне тяжелое. У нас не работали почки, печень, были желудочные кровотечения, ребенок получал еду через капельницу, были проблемы с сердечком, удары достигали показателя 40 при норме 160! Единственное, что отделяло нас от реанимации — дочка дышала сама! Нам попался прекраснейший врач-неонатолог, я безмерно благодарна за ее труд. Она сделала предположение — гнойный менингит, осложненный сепсисом, состояние крайне тяжелое, пункцию взять не смогли, т.к. был высокий риск кровотечения. очень долго рассказывать о пережитом, попробую покороче. Я поступила в отделение в понедельник 27 марта, моя крошка пролежала одна с 21 марта. Меня положили в отсек, где живут мамочки, дочка была отдельно. Каждые три часа мамочек звали на кормление, а я ходила просто так, побыть с дочкой поговорить с ней, погладить, кушать ей было нельзя, были желудочные кровотечения. Впервые на руки своего ребенка я взяла на 12 сутки — это было счастье, спасибо нянечке за те три минуты. В больнице мы пролежали 1,5 месяца. Пережили переливание плазмы, потом крови, на уровне катастрофически низкого гемоглобина. У нас взяли спиномозговую жидкость, цитоз — 60, как сказала врач — остаточные явления. На рост грибов анализ отрицательный, на вирусы также. По УЗИ структурных изменений не выявлено, но остались тяжи, что это такое я не знаю, как объяснила мне врач, грубо говоря шрамы, от перенесенной инфекции, которые, по ее словам, не должны повлиять на развитие. Кушать мы начинали с 2 граммов, постепенно увеличивая порцию, дойдя до объема 30 мл, столкнулись с новой проблемой: больше дочка усвоить не могла, фонтаном срыгивала. 30… а норма 80! поставили зонд, не помогло, стали титровать, 80 мл за три часа, потом 2, потом час. Это все тянулось очень долго. Часто опускались руки. Но знаете, я себя встряхивала тем, что моя крошечная дочь борется! Лежит совсем одна и борется за свое здоровье и жизнь и не есть чему поучиться! А моя вторая 4-х летняя дочь страдала, но также показала мне какая она молодец! Когда у нее начинал дрожать голос при телефонном разговоре со мной (от желания заплакать), я спрашивала: что, доченька? Что случилось? А она отвечала мне: ничего мамочка, хочется плакать, от того, что соринка в глаз попала (!) Разве я имела права отчаиваться? Нет! При выписке прозвучал диагноз менингоэнцефалит. Я спрашиваю у доктора: ведь с таким диагнозом у деток есть последствия, на что она мне отвечает: вы получали сильнейшие антибиотики с первого дня, поэтому диагноз: выздоровление. Выздоровление! Вы не представляете, какой путь мы прошли прежде чем услышать это! Из рекомендаций у нас контроль гемоглобина, он по прежнему низкий, контроль невролога и ЭХО в три месяца, медотвод от прививок до 6 месяцев. Я боюсь, каждый день боюсь за дочку! Очень переживаю за ее развитие. Нам два месяца, вес и рост прибавляем согласно нормам, о каком-либо развитии судить рано, головку держит в вертикальном положении 1-2 минутки, улыбается, гулит. Мамочки, поделитесь опытом, расскажите свои истории, для меня очень это важно. Буду рада знакомству.

Читайте также:  Первые признаки укуса энцефалитного клеща

Читайте также:
Adblock
detector